Содержание:

Зажим как излишнее физическое напряжение, доказывает нам К.С. Станиславский, парализует всякую творческую деятельность, сковывает психическую жизнь человека.

Проявления зажимов у детей неожиданны и разнообразны. Только один мальчик Ваня заходил ко мне на занятие, закрыв руками свое симпатичное личико — честный зажим — "я стесняюсь вас и не скрываю это". У других проявления более изощренные и скрытные: кто-то отчаянно смеется, даже если не очень смешно, кто-то все время говорит мне что-нибудь, кто-то очень тихо говорит, у кого-то начинаются заикания, а кто-то приходит и со страхом объявляет, что он не Петя (Соня, Катя), а кто-то другой, т.е. прячется за маску. У девочки Арины зажим проявлялся в показном равнодушии, она так боялась зрителя, что когда выходила на сцену, забывала для чего вышла, не увлекалась заданием, а просто стояла и смотрела на зрителя, видимо, привыкая, что на нее смотрят. Я была удивлена, когда ее мама сказала, что Арина очень переживает от того, что у нее ничего не получается — ее маску равнодушия я принимала за отсутствие интереса к нашему делу.

Конечно, один из лучших способов борьбы с психологическими зажимами у детей такого возраста — увлечь их игрой. И хорошо, если игра будет длинная-длинная и интересная, как путешествие. И в этом путешествии надо заготовить много опасных, смешных, радостных и страшных сюрпризов, от переживания которых дети эмоционально раскрываются, забывают, что они на сцене, перестают бояться и стесняться друг друга. Главное — руководителю быть внутри игры, т.е. играть вместе с детьми, а не контролировать их извне, ведь в этом случае дети имеют право на свое развитие событий, и у них может не возникнуть доверия к взрослому, который игнорирует такое удовольствие — игру!

Например, игра "Самолет".

Я говорю детям: "Представляете, мы с вами решили полететь к морю! " Тут дети предлагают весь свой опыт от Египта до Крыма, и лучше пока не уточнять, куда конкретно мы летим, детализация пойдет в играх позже. Берем рюкзаки или сумки, собираем вещи (это все воображаемое, но стараемся соблюдать правду жизни), проверяем билеты и идем к самолету. Стулья заранее (или в процессе) ставим как в салоне самолета; можно и проще, лишь бы у всех было свое место. "А кто у нас сыграет стюардессу? — говорю я. — Ведь надо проверять билеты!" Тут же подсказываю текст выбранной стюардессе: "Здравствуйте, уважаемые пассажиры, приготовьте, пожалуйста, билеты!" У кого проверены билеты, тем стюардесса вежливо предлагает: "Проходите, пожалуйста!" Здесь уже можно сыграть маленькое событие.

Так как дети толкаются, хотят пройти быстрее, формально показывают "билеты", я кого-нибудь посмелее подговариваю: "А ты как будто волнуешься и хочешь пройти быстрее; давай, толкайся и говори "Пропустите меня!" А остальные возмущаются: "Почему это, мы тоже летим, нам тоже надо!" Стюардесса всех успокаивает: "Не волнуйтесь, пожалуйста, не толкайтесь, проявите терпение, улетят все!" Тут стюардессе надо проявить не только смелость, но и лидерские качества: твердость, убедительность, энергетику. В салоне самолета мы пристраиваем свои сумки, рассаживаемся, и опять можно "разрешить произойти событию" (хотя можно и без него, все зависит от того, как вы чувствуете детей и игру). Например, я беру за руку ребенка, будто я еду с ним, подхожу к другому ребенку и говорю: "Ну, что же вы наше место заняли?" Главное, выбрать малыша посмелее, чтобы он не расстроился, ведь они верят в игру как в действительность! "Вот где ваши билеты? Наши — вот. Видите, место 3 и 4!" А несчастному, попавшему под всеобщее внимание, подсказываю: "Скажи — вот мои билеты, здесь тоже 3 и 4!" Вариантов, как закончить ситуацию, много, но лучший тот, который предлагают дети, ведь нам важно запустить в работу их фантазию и смелость.

Можно позвать стюардессу, и если та выбрана удачно, она обязательно что-нибудь придумает. "Ой, — говорю я, — мы же пилота не выбрали, кто самолет поведет?" Пилот садится впереди всех на отдельный стул. Стюардесса объявляет: "Уважаемые пассажиры, пристегните ремни, мы начинаем наш полет к морю! Ведет самолет летчик первого класса Даня (Коля, Леша)". Летчику должны аплодировать. Здесь мы все вместе "взлетаем" со звуком "У-у-у-у-у-у-у!", поднимающимся по тонам вверх, изображаем звук взлетающего самолета. "Уважаемые пассажиры, — слова опять надо подсказать стюардессе, — вам предлагаются напитки". И на воображаемой тележке она везет напитки. К каждому надо подойти и спросить: "Чего желаете?". Каждого выслушать и по возможности дать в воображаемом стакане или кружке то, что "пассажир" хочет — чай, сок, воду. Дети здесь часто просят то, что им не разрешают или редко позволяют в жизни, и по их хитрым забавным мордашкам это понятно. Им приятно чувствовать себя свободными в игре, и я поощряю это, не разрушая приятной иллюзии. Пока стюардесса собирает посуду, мы смотрим в иллюминаторы. Я опять подговариваю кого-то: "А ты увидела красивое облако и кричишь: "Смотрите, облако, как крокодил, сейчас оно мышку проглотит!" Всех включаем в игру рассматривания воображаемых облаков. А кто-то может сказать: "А вон горы вдалеке..."

"А я уже вижу море!" И главное здесь, чтобы дети хоть немного правдиво пытались увидеть и передать свое впечатление от воображаемого зрелища. Опять стюардесса может объявить: "Уважаемые пассажиры, приготовьте откидные столики, вам предлагается обед". После этого она быстро разносит всем одинаковые обеды (хотя мы играли, что было все, что закажешь, этот вариант хорош для знакомства с детьми), и надо проследить, чтобы все правдиво ели, а не понарошку, изображая процесс нагребания в рот бесконечной галиматьи, а реально кусая сосиску, добавляя в рот картошку или салат. Здесь я не стесняюсь похвалить того, кто "вкусно" ест. Всем можно показать, как вкусно ест ребенок, и остальные будут стремиться к подобию правды.

В конце игры стюардесса объявляет: "Уважаемые пассажиры, пристегните ремни, мы приземляемся!" И мы все вместе со звуком "У-у-у-у-у!", снижающимся по тонам, приземляемся, потряхиваясь на стульчиках, изображая первые неуверенные движения самолета по земле. Стюардесса опять объявляет: "Наш самолет вел пилот первого класса Даня (Коля, Леша)!" Мы опять хлопаем пилоту и после этой благородной традиции покидаем самолет. Главное — обратить внимание, как дети выходят: гурьбой, проламывая воображаемые стены, или сдержанно, пропуская девочек. Это тоже зависит от нас, дорогие взрослые. Если мы в играх не будем прививать детям культуру, потом ее привить будет труднее.

Кроме этой игры или ей подобных в борьбе с робостью и стеснением, конечно, необходимо проводить пластические тренинги на элементарном актерском уровне для некоторого овладения своим телом, чтобы справляться не только с психологическими, но и с физическими зажимами.

К содержанию

Примеры пластических тренингов

  1. Ходим, как роботы. Зажимаем тело, двигаются только некоторые части.
  2. Летаем, как прозрачные мыльные пузыри. Если столкнулись — лопнули, оставив мокрый кружочек.
  3. Ходим, как деревянные куклы, у которых работают только ноги.
  4. Превращаемся в резиновых надувных кукол, зверюшек. Обязательно нужно проверять их на "резиновость", т.е. пружинит ли тело от касания. Проверяем "сдуваемость" — нужно "вынуть пробку".
  5. Передвигаемся, как резиновые куклы , но уже наполненные водой.
  6. Летаем, как воздушные шарики, наполненные воздухом.
  7. Ходим осторожно, как стеклянные игрушки.

Любят дети такой вид пластико-артистического тренинга, как "Веселая зарядка".

  1. Расслабляемся, сидя на стуле так, чтобы казалось, что мы спим. Руки, голову, ноги нужно пристроить уютно и расслабить. Глазки прикрыть, и тишина...
  2. Не торопясь просыпаемся, потягиваемся с удовольствием, сползаем на пол и потягиваемся, как кошки. Вспомнить, как кошки выгибают спину, вытягивают задние и передние лапы.
  3. Бегаем хаотично на четырех конечностях, как божьи коровки.
  4. Крадемся, как тигры в тростнике за добычей.
  5. Прыгаем, как кенгуру с детенышем в сумке.
  6. Бежим, вытянув шею, как испуганные жирафы.
  7. Ползем, как крокодилы за добычей.
  8. Идем, как больные черепахи.

Очень хороши упражнения, связанные с закрепощением тела. Например, "скульптура" или "фотография".

Дети выходят по одной паре в центр, один из них — скульптор, другой — скульптура.

Скульптор придает телу нужную форму, скульптура легко поддается и фиксирует форму.

Можно отгадывать, что слеплено, можно предложить скульптуре "ожить" и подвигаться в логике слепленного существа. Потом дети меняются ролями.

  • Зеркало. Дети в парах стоят лицом друг к другу. Один — "живой" человек, другой — "отражение". Человек у "зеркала" не торопясь совершает некоторые простые движения, "зеркало" — копирует их.
  • "Ожившая" тень. Одна пара двигается в центре площадки так, чтобы первый не замечал за собой "тени", т.е. того, кто сзади копирует все движения.
  • "Прилипшая" рука. Одна пара двигается в центре площадки, но ведущий пытается избавиться от прилипшей к плечу (спине, бедру, пятке) руки партнера.
  • "Нос к носу". Встать парами лицом к лицу, на полу установить "контрольную" линию на расстоянии полшага, за которую нельзя заходить. Каждому ребенку сделать ручками так называемый "нос Буратино", т.е. большой палец одной руки приставить к своему носу, растопырить пальчики и за свой торчащий мизинец зацепить свою вторую руку большим пальчиком. Партнеры сцепляются мизинцами друг с другом, по команде они должны начать тянуть каждый к себе, стремясь перетянуть друг друга за контрольную линию, не отрывая большой палец от своего носа. Эта игра, конечно, больше для шутки, разрядки обстановки. Хотя она очень хорошо тестирует отношения в детском коллективе.
  • Осваиваем мы различные походки (хотя бы в порядке игры): клоун, старик, малыш, Карлсон, Буратино, Баба-яга, Кощей Бессмертный...
  • Поднимаем невидимые тяжести. Двумя руками — большой камень, тяжелую сумку, папин портфель, штангу. Нужно следить за правильным напряжением в руках и теле.
  • Бросаем невидимые предметы: камень (куда? попал ли?), слепленный снежок, летающую тарелку, мяч и т д.

К работе с телом я отнесла бы упражнение "Фиксация позиции со стулом".

У каждого ребенка стул. По хлопку ребенок замирает, как фотография, по хлопку следующему — быстрая смена позиции. И так продолжается, пока фантазия не иссякнет.