Сейчас мы беременны и ждем появления нашей дочурки на свет, но я хочу написать о моем "сыночке". А почему в кавычках – вы сейчас поймете.

Мне всего 20 лет, но моя история очень длинная и заковыристая. Когда я заканчивала школу, я познакомилась со своим ненаглядным мужем, правда, тогда я и подумать не могла, что моим мужем будет именно он и что в 19 лет я уже буду находиться в замечательном статусе жены.

Моего мужа зовут Максом, и тогда, далеких 4 года назад, он заканчивал училище и уже работал поваром. Позволю себе отвлечься и заметить, что просто восхитительно, когда твой муж безумно вкусно готовит и даже дома получает от этого удовольствие.

Сначала все было, наверное, как у всех: мне постоянно дарили цветы, мы гуляли все ночи напролет, я опаздывала на уроки, моя голова отказывалась готовиться к выпускным и вступительным экзаменам, моя мама очень переживала за меня, но не мешала наслаждаться жизнью, наверное, чувствовала, что это что-то большее.

Все-таки наступило лето, я успешно (на отлично) сдала экзамены и на мамино удивление без проблем поступила в институт, а Макс защитил диплом, устроился на очень хорошую работу, разумеется, поваренком, и между прочим поступил на заочное отделение в институт. После этого мы также спонтанно пришли ко мне домой и сообщили моим родителям, что решили пожить вместе. Моя мама обрадовалась за нас и помогла найти квартиру получше, но потом предложила жить в одной квартире с ней, чтобы молодые не тратили лишние деньги. Мы недолго думали и согласились, так началась наша совместная жизнь с Максом.

Но радость омрачила неожиданная болезнь и внезапная смерть (в 43 года) мамы Макса. Для нас это было началом наших испытаний. Дело в том, что у Макса есть младший брат Антошка, тогда ему было 6 лет. Антошка тяжело болен, он инвалид с детства. У него серьезные проблемы с сердцем и легкими (не буду перечислять огромное количество диагнозов), необходимую операцию пока не делают нигде в мире, ни за какие деньги. Сколько он еще сможет прожить, никому не известно, в детский сад он тогда не ходил, с ним занималась мама. Отец Макса пьет, жить с ним Антошка не мог.

Мы думали, что делать, наверное, целый час! Решение было однозначно: Антошка должен жить с нами, мы собрали его вещи и уже на следующий день его кровать удачно встала в угол нашей комнаты, а мы консультировались с кардиологом, как нам себя вести. Диагноз был страшным: "Сделать вы ничего не можете, ребенку необходим полный покой, сколько времени ему осталось – не знаю, но недолго!" Что мы с Максом тогда почувствовали, написать не смогу и даже не хочу, не нужно никому испытывать таких эмоций.

В течение следующего года Макс с трудом смог лишить своего отца родительских прав и получить опекунство над Антошкой. Нас никто не понимал, уговаривали отказаться от ребенка, говорили, что он нужен Максу только чтобы не ходить в армию, кто-то говорил, что ребенок должен жить в интернате или с отцом, каким бы он ни был и т.д. Затем ребенка не хотели брать в школу, в санаторий (просили взятки), говорили, что таким обреченным детям ничего уже не нужно, постоянно оскорбляли, оскорбляли и оскорбляли. Но мы справились!

А следующим летом Антошка спросил, почему у нас нет свадьбы, и тут мы подумали наконец о себе. Через месяц у нас была свадьба, а потом мы поняли, что нам нужен и свой ребенок, и сейчас я весенняя почка, которая распустится в сентябре. Антошка заканчивает второй класс самой обычной школы (в которой училась я), сейчас ему 9 лет (рост 110 см, мальчик-с-пальчик), моя мама нам помогает, чем может, она очень полюбила Антоху, а Макс ждет отпуска и уже решает, где мы будем отдыхать летом. А в заключение мне хотелось бы пожелать всем счастья и любви, а если что-то не ладится, никогда нельзя опускать руки и тогда все получится.

Светлана, svetlanaru@inbox.ru.