Содержание:

Все читали книгу Джоан Харрис "Шоколад" — а кто не читал, тот обязательно смотрел фильм с Жюльет Бинош и Джонни Деппом. И уж точно все мечтали оказаться в таком же уютном магазинчике с самым вкусными конфетами. Москвичка Алла Комиссарова, проработав больше десяти лет в банке, перевернула свою жизнь на 180 градусов, став настоящим шоколатье — она делает и продает конфеты под маркой La Princesse Choco. Мы обсуждаем, как построить собственный бизнес и совместить это с воспитанием детей — а их у нашей героини трое.

Алла Комиссарова

— Алла, что случилось: почему вы решили резко все изменить? И почему конфеты?

— У меня два высших образования, и одно из них — финансово-экономическое. Много лет работала в одном из крупнейших банков Санкт-Петербурга, потом переехала в Москву, где была финансовым директором, откуда ушла в декрет — а потом и во второй: разница у моих младших 3 года. И благодаря детям я поняла, что занимаюсь совершенно не тем, что мне нужно. Пришло осознание ценности жизни.

Почему-то с первым ребенком, в первом браке, когда я была совсем молодая, такого осознания не было. Тогда этот осознание, наверное, больше к бабушкам приходит (смеется). Но с возрастом ценности меняются, тем более, если ты уже всего добилась: у тебя есть и машина, и квартира, и шуба, и еще одна шуба. И ты понимаешь, что важно совершенно другое — то, что ты даешь миру, когда от тебя есть польза. Когда ты можешь оставить след — и это нужно людям.

У моего младшего сына была аллергическая реакция на многие сладости, и я все время пыталась найти им альтернативу. Однажды попала на мастер-класс к французскому кондитеру, который научил варить мармелад из натуральных фруктовых соков и пюре. И я начала творить... Процесс приготовления конфет захватил меня полностью. Я колдовала на собственной кухне день и ночь. Посетила в Москве все мастер-классы по приготовлению конфет, закончила международную школу Ecole Chocolat, написала письма европейским шоколатье с просьбой пригласить меня на практику в свои шоколадные мастерские — и почти все согласились меня принять. Это была огромная удача! Я училась во Франции, в Италии, прошлым летом была в Бельгии, общалась с шоколатье, искала поставщиков форм для шоколада и красивой упаковки для наших изделий, заключала контракты на их поставку.

Дети и шоколад: как превратить увлечение в бизнес. История успеха

Мы все делаем из натуральных ингредиентов: французского шоколада, сливок, фруктового сока, меда, орехов, поэтому у нас и срок годности такой небольшой — конфеты нельзя хранить больше месяца. И наши клиенты чувствуют это отличие, и ценят его.

Сейчас в нашем шоколадном ателье работают 3 человека, а на лето у меня большие планы — обучение, посещение фабрик, налаживание новых контактов. Но это не бизнес ради бизнеса, это душевная история: наконец я нашла то, чем хочется заниматься круглосуточно, то, что хочется делать своими руками и что приносит удовольствие. Хочу быть не посредником, а творцом.

Конечно, забот много — и ни на кого это не переложишь, потому что "если не я, то кто же". Не хватает нескольких часов в сутки. С шоколатье, фабриками и с клиентами стараюсь общаться сама. Тем более, клиентам нравится сама история — что все это такое душевное, семейное: то, что я начала делать конфеты дома, для своих детей, а вот и они на фотографиях в офисе: это Маша, ей 8 лет, это Вова, ему — пять. Это располагает людей.

Есть еще старшая Настя, ей 16 лет. Она иногда на выставках в образе принцессы помогает мне проводить презентации — при том, что дети наши ни в чем не нуждаются, я никак не думала, что 1000 рублей за рабочий день ее как-то привлекут. Но ей нравится зарабатывать собственные деньги, а не просить их у мамы с папой. И я рада, что она уже понимает, как бывает сложно получить тысячу рублей.

Алла Комиссарова с дочкой

— Есть какие-то секреты воспитания, чтобы дети, у которых есть все, не росли ленивыми и избалованными?

— Я стараюсь, чтобы они были самостоятельными. Чтобы принимали решения самостоятельно, чувствуя поддержку семьи и ответственность друг за друга. Я постоянно говорю, что семья — это кулак. Как только палец один куда-то "отвалился", его легко сломают. А когда семья вместе — это сила, все друг друга греют. И дети это как-то быстро прочувствовали: даже старшие когда воспитывают младших, я слышу, приводят им подобные примеры.

Еще дети всегда хотели животных. Сначала я была категорически против: у меня в детстве это все было, и я знаю, какая это обуза и ответственность. Но после долгих обсуждений решили завести шиншиллу. А потом каким-то образом она за полгода превратилась в целый зоопарк: сейчас у нас дома, не считая шиншиллы, 4 черепахи и 3 огромных аквариума с рыбками. Вы не поверите, но я за 2 года ни разу нигде ничего не почистила — все дети делают сами.

Я, как все мамы, очень люблю и часто балую своих детей и, конечно, было бы намного быстрее сделать все самой, чем несколько раз повторять, показывать и напоминать как надо. Но мое твердое убеждение, что в семье должны царить мир, любовь и взаимоуважение — и еще все обязательно должны трудиться. У детей не должно быть свободного времени, когда они, не зная чем заняться, изнывая от скуки, прирастают к компьютерам или телефонам, которые мы с такой скоростью им накупили. С самых юных лет мои дети ходили на занятия: музыка, танцы, плавание, фигурное катание, шахматы, живопись. Дети всему должны научиться и иметь возможность выбрать, что им больше нравится. А главное, они начинают понимать, что ничего не получится без труда, что в любой деятельности результаты появляются только после регулярных и кропотливых занятий.

Мы, взрослые, конечно, много работаем и устаем. Бывают моменты, когда и некогда с детьми возиться, и не хочется, думаешь: "Ну где же мое личное пространство?!". Но я все равно уверена: я — хорошая мама.

Алла Комиссарова с детьми

— Насколько муж принимает участие в воспитании детей?

— Папа наш очень занят, как большинство пап в нашем мире — он только отвозит с утра в школу детей и мчится в офис. Но папа — непререкаемый авторитет для всех. И если у него получается вернуться с работы, когда дети еще не спят, то он обязательно читает им книжки на ночь. Вообще я уверена, что результаты воспитания зависят не от количества потраченного времени, а от качества общения с детьми.

— А где учатся дочки?

— В государственной школе, она очень большая и современная. Для младшей я сначала искала частную школу: думала, если заплачу кучу денег, там будет город-сад, будут замечательные феи-учителя. Наверное, школ семь-восемь я посетила — и была очень сильно удивлена. Старые помещения, какой-то безвкусный ремонт, да и атмосфера вовсе не волшебная — в общем, совершенно не соответствует цене 50-60 тысяч в месяц.

В Англо-американскую школу рядом с домом, где учатся дети дипломатов, мы не пошли: там нет ни русского языка, ни русской литературы, вообще ничего про нас там нет. А я не уверена, что хочу, чтобы дети жили за границей — не хочу разбазаривать свой генофонд! (смеется).

Сейчас выросло поколение, которое может себе все купить — на родительские деньги. Но, закончив ВУЗы за границей за папины-мамины деньги и не найдя себе применения, они теряются. Не важно, когда ты найдешь себя — хоть в 40, хоть в 50 лет — главное, искать, стремиться, не останавливаться. Родители по своим возможностям должны дать образование, по максимуму — хорошее. А потом ребенок должен идти своей дорогой и распоряжаться своей жизнью самостоятельно. Конечно, его по звонку могут взять восьмым вице-президентом в какую-то компанию — но это уже разложение личности, когда ты в 25 лет на вершине — а тебя при этом никто не уважает, ни опыта, ни знаний у тебя нет. И все твои сотрудники, подчиненные знают, что ты — просто папин сынок. Не хочу, чтобы мои дети росли по такому сценарию. Хочу, чтобы они свой авторитет заработали сами, а не жили в прекрасном саду, не зная, чем себя развлечь. Только через собственный труд можно понять что-то о жизни.

Алла Комиссарова с детьми

К содержанию

Все в шоколаде

— Куда вы хотите двигаться дальше?

— Я планирую открыть собственный шоколадный бутик — рядом, при производстве, где можно будет проводить небольшие экскурсии и мастер-классы для всех желающих. Ведь это замечательно, когда можно провести время с семьей и чему-то всем вместе научиться. А шоколад — это волшебство. Я когда попала на первый мастер-класс, смотрю: преподаватель водит туда-сюда этот жидкий шоколад по столу. Думаю: "Ой, ну как это мило, как в песочнице!" Тогда он спрашивает: "Кто хочет попробовать?" У нас, как обычно, никто ничего не хочет. Я же — девушка активная — я же не просто так пришла, я учусь! — говорю: "Можно я?" И понимаю, что ничего не получается, что шоколад на глазах застывает, сейчас я все испорчу! И в конце, когда из формы конфеты нужно вытряхивать, преподаватель по столу формой тюк — и они высыпались. Я тоже пробую — и все конфеты падают на пол! Почему? Я же взрослый человек, с руками-ногами. Загадка! Но, тем не менее, приложив большое количество усилий, я всему научилась. И сама иногда с утра до ночи делаю конфеты в ателье, когда рук не хватает. Да и дома ложусь под утро, бывает: пока поэкспериментирую с новыми рецептами, пока на кухне приберу — уже рассвет.

Помню, муж меня изначально не очень понял. Он был не против, чтобы я работала, но был бы еще больше не против, если бы я не работала. Но мне скучно сидеть дома. Другие не понимали: зачем два высших образования, карьера — чтобы потом начать делать конфеты? Наверное, для этого и нужны были два высших образования, чтобы иметь возможности и силы начать бизнес, чтобы позволить себе заниматься тем, что ты придумал и полюбил.