Вы думаете, есть она, женская дружба? Я думаю, есть. И глупости всё это на счёт того, что бабы из-за мужика или из зависти готовы 10-летнюю дружбу порушить и камня на камне не оставить.

Мы вот со Светкой не такие. В какие только нас жизнь ситуации не ставила во всех позах камасутры, но мы с ней всегда спина к спине держали круговую оборону. Поэтому, когда Светка мне позвонила вся в слезах, и сказала, что ей срочно нужен новый муж, т. к. старый от неё ушел, я объявила общий сбор и 10-минутную готовность. Замаскировав всё, что можно, и оголив всё, что нужно, мы поехали в ночной клуб. Где ж ещё мужа искать, не в Ленинской же библиотеке?

Через час выжидающего сидения за столиком в обществе Светки и джин-тоника я сказала, что пора идти в народ, еще через два часа активных действий на танцполе я дала команду к отступлению в бильярдную, где пару джин-тоников со льдом вернули мне трезвость мысли и я поняла, что мы зря тратим тут время. Контингент не тот, на часах уже три утра и пора нам баиньки.

Пока я пыталась вырулить с парковки (откуда столько машин? Народ совсем что ли спать не собирается?) Светка кидала монетку, через какой пост ГАИ мы проедем с наименьшими потерями денег и времени. В итоге она пришла к какому-то консенсусу с собой и со звёздами и скомандовала: едем по Каширке.

В отличие от парковки ночного клуба, в районе 106 каширского поста народу в это время было совсем мало. Только я и гаишники, т.е. затеряться в потоке не было никаких шансов. Настроение у нас с подругой было прекрасное, мы стоически перенесли проверку документов, пококетничали с постовым, и когда он уже практически был готов отпустить нас восвояси, ему пришла в голову светлая мысль: "Девушка, не хотите ли вы пройти тест на алкоголь?"

Мы со Светкой дружно заржали, вспомнив один и тот же анекдот про блондинку. И объяснили инспектору, что за 17 лет моего водительского стажа я ни разу не подвергалась процедуре освидетельствования и знакома с ней только по анекдотам.

- Ну, надо же когда-то начинать, - сказал инспектор и поднёс к моим губам прибор размером с карманный калькулятор. Я на него дыхнула и прибор заверещал нечеловеческим голосом и замигал разноцветными лампочками.

- Да вы пьяная, девушка - обрадовался инспектор.

- А мне ваш прибор до лампочки, - ответила я, - так как я кормящая мать и вообще член общества трезвости с 1918 года.

- Ну что ж, - улыбнулся лейтенант, - поедем к доктору.

Мне сразу стало грустно.

- Какой доктор, время 4 утра, я спать хочу, может, возьмёшь 500 рублей и расстанемся друзьями?

По взгляду лейтенанта я поняла, что сказала что-то крайне неприличное. А так как в самом факте предложения взятки я ничего неприличного не обнаружила, как ни искала, проблема видимо крылась в сумме.

1000 - смело удвоила я ставки. Взгляд лейтенанта стал ещё печальней. Он молча отвернулся от меня, как хирург от умирающего пациента, которого уже не спасёт даже прямой массаж сердца, и стал по рации вызывать патрульную машину.

Я вернулась к своему автомобилю и к Светке в состоянии, близком к панике.

- Денег этот гад не взял, - говорю, - что делать?

Светка трезво рассудила, что лучше больше с этим зарвавшимся типом в переговоры не вступать, а предложить денег доктору, который будет проводить освидетельствование.

- Ну и вообще, личико попроще сделай - сказала Светка - и пуговичку на кофточке расстегни. Может, они на твой бюст засмотрятся, про показания приборов забудут.

В этот момент дверь моей машины резко распахнулась, и гренадёр два метра ростом выразительно взмахнув дубинкой в сторону патрульного шевролета громовым голосом скомандовал - на выход, девушка, пошевеливайтесь!

Вид этого стража порядка привёл меня просто в оцепенение. Если с предыдущим добродушным колобкообразным офицером я ещё мило шутила и даже пыталась заигрывать, то этот великан с громовым голосом, которому я была едва ли по пояс, напрочь отбил у меня всякое желание и способность кокетничать.

Приехали мы к фургончику с красным крестом, я дунула в пресловутую трубочку. Он о чём-то пошептался с доктором и мы с ним вернулись в патрульную машину.

- Ну что девушка, будем составлять протокол: управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, - сказал он вполне миролюбиво.

- А без протокола - спросила я?

- А без протокола 15 тысяч, и то исключительно из уважения к вашей красоте.

15 тысяч у меня не было. Даже дома. До получки у меня в комоде валялся один грустный Франклин и помочь мне он уже ни чем не мог. Это было очевидно. А кто мне мог теперь помочь? Я с надеждой посмотрела на гренадёра, сосредоточенно писавшего протокол. А что мне за это будет, дяденька? - спросила я как можно жалостней.

- 2 года лишения прав, тётенька - мрачно ответил гренадёр. Потом отложил протокол и сказал так мягко, по-отечески - "Ну что ж вы девушка, на такой крутой тачке ездите, а денег на взятку не имеете. Несолидно. Может, позвоните мужу, он вас выкупит?"

"Муж?! - завопила я, - Муж меня бросил с двумя детьми и этой шикарной тачкой полгода назад, а мою подругу муж бросил вчера, и мы поехали в клуб, искать ей нового мужа. Никого не нашли и напились с горя. А я поехала из солидарности, потому, что нового мужа я не хочу, и старого тоже и вообще все мужики - козлы!!!" - мы с гаишником пару минут обалдело смотрели друг на друга.

Потом он молча завёл машину, и мы поехали. Я решила не спрашивать "куда", мне было уже всё равно. Для меня тема моего мужа и нашего с ним развода была абсолютное табу. Я не позволяла маме сочувственно кивать головой, я не разрешала многочисленной родне спрашивать: "Ну, как ты там?", даже Светке я запретила произносить коронную фразу: "Ну что, поехали в клуб искать нового мужа?"

Вчера она нарушила запрет, но у неё была уважительная причина. А у меня не было никакой уважительной причины напиваться за рулём, попадаться в лапы стражей порядка, а потом изливать душу первому встречному инспектору ДПС. Поэтому, если бы меня привезли на расстрел, я удивилась бы меньше.

Этот двухметровый телёнок с голубыми глазами привёз меня к моей машине, отдал мне права и сказал: "Всего доброго, Ирина Александровна, больше не нарушайте". Я как зомби взяла права, пересела из патрульной в свою машину, включила зажигание и медленно тронулась с места.

Светка, которая всё это время спала в машине, моментально проснулась и спросила:

- Ну как? Отпустили? Сколько дала?

- Да, ерунда, - небрежно бросила я, - дала троим.

Светка молча смотрела на меня и не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть.

Я улыбнулась:

- Да ладно, шутка. Просто так отпустили.

- "ПРОСТО ОТПУСТИЛИ?" - никогда раньше не замечала, какие у Светки огромные синие глаза. Или они раньше не были такими огромными? Впрочем, это уже не важно. Спать, спать, спать.

Проснулись мы со Светкой к обеду, а точнее, часам к двум от истеричных визгов моей хиночки. Хиночка злобно лаяла на розовую подушку в форме сердечка и даже пыталась её укусить. Нет, я конечно тоже не в восторге от этого дизайна, сердечки там всякие, уси-пуси. Я человек далёкий от сантиментов. Но что б так категорично... Пришлось вставать и смотреть, что там под подушкой.

Под подушкой был телефон, в телефоне приятный мужской баритон, хотя нет, скорее бас, такой рокот, как камешки с горы. Я слушала звук и мне совсем не хотелось напрягаться и пытаться понять смысл сказанного. Но в какой-то момент звук исчез и я поняла, что должна что-то ответить. Я сказала "да" с полувопросительной, полуутвердительной интонацией на всякий случай.

- Отлично,- обрадовался голос. Во сколько за вами заехать?

- В шесть - сказала я наобум. А куда ехать вы знаете?

- Так в протоколе же есть адрес.

Так... телефон, видимо, тоже был в протоколе. А приятный голос принадлежал вчерашнему голубоглазому гренадёру, которому я жаловалась на свою несчастную личную жизнь. И в шесть часов он заедет за мной, и это, видимо, будет свидание. Не на повторную же экспертизу он меня приглашает?

Всё это я бормотала вслух, а Светка с хиночкой внимательно меня слушали и кивали головами.

- Я никуда не пойду - упрямо сказала я Светке.

- Пойдёшь!- ответила Светка и помчалась наливать ванну, включать утюг, щипцы, эпилятор и прочие необходимые в таких случаях электроприборы. Она была ещё упрямей.

- Нет, всё-таки хреновая ты подруга! - ругала меня Светка два месяца спустя, пока мы с ней подбирали туфли к моему свадебному платью. Я тебя просила мне мужа найти, а ты сама замуж выходишь. Мы так не договаривались.

- Ладно, Свет, не злись. Я ж теперь за рулём не пью, мне муж не разрешает. Так что в следующий раз - точно твоя очередь.

Ирина Губернаторова (Лютик), kabrio_let@mail.ru.