Содержание:

Ваш трехлетний ребенок все еще не различает дней недели и частенько путает завтрак с полдником. Однако ровно в полдень "внутренний будильник" подсказывает ему, что наступило время прогулки, а воскресным утром малыш с нетерпением готовится к традиционному семейному обеду. Ничего удивительного: дети очень любят порядок. Они охотно усваивают предложенные старшими ритуалы и увлеченно изобретают собственные, ведь это помогает им обрести чувство времени, справиться с детскими страхами и найти свое место в огромном незнакомом мире.

"Давно уже я привык укладываться рано..." Этой фразой Марсель Пруст начинает свое жизнеописание в романе "В поисках утраченного времени". Ребенком он закрывал глаза лишь после неукоснительно соблюденного ритуала, самым важным моментом которого был торопливый материнский поцелуй украдкой от отца: эти "нелепые привычки" неизменно раздражали главу семейства. Вы скажете, что в наше время целовать ребенка перед сном стало нормой, и писатель не стал бы уделять такому рядовому событию столько внимания. Но это далеко не так. Во все времена дети нуждались в определенных ритуалах, которые помогали им проследить свою историю. По Прусту, маленький человек на пороге жизни — чистая страница. Так как же ему при отсутствии повторяющихся изо дня в день событий определить, начинается день или заканчивается? Как не запутаться в череде действий, смысл которых пока совершенно неясен?

К содержанию

Точка отсчета

За переработку информации о времени отвечает 30-40% человеческого мозга. Для сравнения: у кошки этой работой занято только 15% мозга.

Попробуйте представить себе жизнь вне времени. Для новорожденного эта недоступная сознанию большинства взрослых людей абстракция — реальность. Ваш кроха еще не знает, что мама обязательно прибежит на его призывный крик: у него пока нет будущего. Каждая минута грозит обернуться пугающей вечностью, а потому одна из самых главных задач малыша заключается в том, чтобы вжиться в задаваемые взрослыми ритмы. И всего через несколько недель он становится настоящим экспертом ваших привычек. Малыш чувствует, что перед отходом ко сну мамины жесты становятся плавными и голос понижается на тон. При пробуждении объятия короче, а голос громче...

Бесконечная череда кормлений, переодеваний и прогулок часто утомляет взрослых, но грудничку все это нравится. И хотя пройдет еще немало месяцев, прежде чем он научится по-настоящему ориентироваться во времени, первый шаг сделан: ребенок научился предвидеть. Опыт подсказывает ему, что события повторяются: кормлению предшествует прогулка, а ванночке — раздевание. Привычные действия позволяют сделать время видимым и познаваемым. Мир перестает быть сплошной загадкой.

Связующая нить
В одном парижском детском саду воспитатели просят мам новичков сшить своим детям комплект постельного белья. С таким приданым малыши легко узнают свои кроватки и ощущают связь с родным домом. А мамы рады возможности принять участие в жизни группы, где воспитывается их ребенок, и легче переживают разлуку с ним.

К содержанию

Защитная реакция

По большому счету все детские привычки служат одной цели — скрасить разлуку с мамой. Примерно в год малыш осознает собственное "я". Это интересное и очень важное открытие тем не менее порождает массу абсурдных, с точки зрения взрослого человека, страхов — ребенка пугает одиночество, темнота, незнакомые люди, он боится быть отвергнутым или потеряться. Именно поэтому малыш так дорожит обществом мамы-защитницы и на свой лад пытается побороть тревоги, связанные с ее отсутствием: один увлеченно сосет большой палец, другой — мусолит край одеяла, а третий просто жмется в угол, как дикий зверек.

Той же цели служат и родительские ритуалы: колыбельная, нежное поглаживание темечка, обязательная сказка на ночь. "Я очень занята на работе, — сетует финансовый аналитик Светлана, — и редко возвращаюсь домой раньше восьми вечера. Но даже если день был очень трудным, я обязательно нахожу время, чтобы почитать Роме книжку".

К содержанию

Исторический контекст

"Ритуал играет в жизни ребенка огромную роль, — подчеркивает психоаналитик Женевьева де Тэн. — Повторение закодированных жестов для него больше, чем привычка. Такая потребность обусловлена инстинктом самосохранения. Чем уязвимей и слабее чувствует себя ребенок, тем более он привязан к четкому соблюдению ритуала". "Укладывая дочь, — говорит Людмила, — именно я должна последней пожелать ей спокойной ночи. Если, не дай бог, к кроватке подойдет ее брат, приходится все начинать сначала. Я пыталась заменить себя папой, но безуспешно". Бурный протест при малейшем нарушении привычного порядка — закономерное последствие тщательного соблюдения ритуала. Недаром ребенок ревностно следит за тем, чтобы няня ни на йоту не отступала от правил, принятых в его семье. Ритуалы не только организуют время или утешают в отсутствие матери, но и создают тому, кто их соблюдает, историю: как собственной жизни, так и коллективную.

К истокам вежливости
Многие семейные ритуалы учат ребенка проявлению вежливости. Стоит приучить малыша к тому, что входящего гостя нужно приветствовать стоя, а выходить из-за стола можно только с разрешения старших. Кстати, сами родители должны обязательно постучать прежде, чем зайти к ребенку в комнату. Выглядит неестественно? Но хорошие манеры никогда не бывают естественными — они всегда имеют социальное происхождение.

Воспитателям детских садов хорошо известно, что "местные обычаи" обеспечивают сплоченность группы, облегчая болезненный для большинства малышей переход из семьи в большой коллектив. "В нашем садике есть обычаи, которые дети ценят больше всего: каждое утро они вывешивают на доску свою фотографию. А имена отсутствующих в этот день ребята произносят хором. Иными словами, отсутствовать — не значит исчезнуть. Что бы ни случилось, малыш остается частью своей группы", — рассказывает воспитательница Кристиан Банкур.

К содержанию

Долгие проводы — лишние слезы

"Наша трехлетняя Оля не может уснуть без своих пустышек. Причем, ей необходим сразу целый комплект — одна во рту и еще по одной в каждой руке. Но и это не все: та, что во рту, обязательно должна быть голубой, а остальные — зелеными. Потеряв одно из своих "сокровищ", Оля поднимает страшный рев. Так же бурно девочка реагирует на соски другого цвета", — жалуется Тамара.

Подросший малыш не только с радостью участвует в предложенном старшими ритуале — он творит их сам. Умножая свои привычки, Оля пытается побороть страх перед надвигающейся темнотой, но придуманная ею сложная процедура отхода ко сну уже граничит с манией.

"Если родители не ограничивают вечерний ритуал, то неуверенность ребенка только растет. Малышу кажется, что ночь по-настоящему ужасна, он боится упасть с кровати или потеряться", — предостерегает психолог Лилиан Неме-Пьер. Проблема в том, что определить грань, отделяющую безобидную и даже полезную привычку от мании, очень непросто.

Если малыш отказывается ложиться в кроватку без обязательной вечерней сказки, в этом еще нет ничего страшного. Но нередко процедура обрастает все новыми деталями, а мама с папой начинают бить тревогу слишком поздно — когда ребенок уже не в состоянии заснуть без изнурительного полуторачасового действа.

Мания указывает на беспокойство малыша, но она также говорит об отношении родителей. Мы интуитивно стараемся оградить ребенка от ситуаций, которые пугают (или пугали в далеком прошлом) нас самих, и тем самым потворствуем появлению ритуала, который грозит обернуться настоящим кошмаром. А бывает и так, что мама сама заражает ребенка страхом, который ему пока еще незнаком. Тридцатилетняя Елена решила вернуться на работу, когда ее дочери исполнился год. Однако проститься с дочкой оказалось не так просто: Лена без конца целовала малышку, а когда наконец нашла в себе силы переступить через порог, лишилась чувств. Эта сцена имела все шансы превратиться в бесконечно повторяющуюся процедуру, одинаково мучительную и для чувствительной матери, и для ее маленькой дочери. По счастью, взявшая не себя заботу о малышке бабушка вовремя положила конец чрезмерному проявлению "телячьих нежностей".

К содержанию

Семейная реликвия

"Мы в семье передаем из поколения в поколение придуманные считалки, — рассказывает Анна. — Одна предназначена для мытья рук, другая — для сборов на прогулку, третья — специальная поздравительная. Конечно, высокой поэзией это рифмотворчество не назовешь, однако незамысловатые стишки — важная часть нашей повседневной жизни и семейная история одновременно. Поэтому они очень дороги и мне, и двум моим дочкам".

Иногда дети получают в "наследство" от старшего поколения специфические выражения, позаимствованные у приехавших из глубинки родственников или экстравагантной тетушки-путешественницы. Малыши обожают эти словечки, которые укрепляют в них принадлежность к семейному клану.

Впрочем, "ритуализировать" повседневную жизнь можно не только с помощью экзотических слов. Семейной традицией может стать и воскресный обед, и поход в кино по субботам, и визиты к бабушке по выходным. Соня, например, предлагает своим сыновьям воскресную игру "в читалки". "Часов в десять утра Лева и Ян забираются в нашу кровать с целой кипой книжек. Правило очень простое: я прекращаю читать, когда ребятам это надоедает".

С помощью таких нехитрых традиций семья как бы огораживает собственную, только ей принадлежащую территорию. В этой "зоне безопасности" малыш чувствует себя как рыба в воде. Антропологи утверждают, что ритуал — символический способ перехода из одного состояния в другое: от детства к юношеству, от одиночества к семейной жизни. Любимые привычки помогают ребенку обрести чувство времени и дают ему точку отсчета для того, чтобы бесстрашно пуститься в путешествие от знакомого к еще неизвестному.

Вредная привычка
"Вася никогда не любил сосать пустышку или палец и давно уже научился пить из чашки, но и в три, и даже в четыре года перед сном по-прежнему требовал бутылочку с соком. А потом эта привычка превратилась в сложный ритуал. Уложив Васю в кровать, я шла на кухню за соком, в это время он прятался под одеялом, а я должна была его искать, чтобы вручить бутылочку и пожелать спокойной ночи. Три минуты спустя Вася уже стоял на пороге комнаты, и ритуал повторялся. Иногда он умудрялся вылить таким образом пол-литра сока, и неудивительно, что уже в три часа его постель была мокрой насквозь. Я пробовала прятать бутылку, но сын только истошно рыдал.
Расстаться с привычкой Васе удалось лишь в 5,5 лет. Когда очередная бутылка пришла в негодность, я сообщила ему, что в аптеке таким большим бутылки не продают, и тут же предложила обмануть продавцов — надеть подгузник, взять погремушку и лечь в коляску. Я мало верила в эту затею, однако прерспектива превратиться в беспомощного младенца показалась Васе очень забавной. Он неожиданно легко расстался с любимым предметом, а на следующий день с гордостью сообщил бабушке с дедушкой, что "теперь он большой, и поэтому больше не пьет из бутылки".

К содержанию

Время — вперед!

От рождения до 3 месяцев. С чувством ритма ребенок впервые знакомится еще в утробе. Периоды бодрствования чередуются с отдыхом. Малыш ощущает мерные покачивания в такт маминым шагам. Первые дни жизни полны новых открытий. Ощущения тепла и холода, темноты и света, голода и насыщения служат ему точкой отсчета для вхождения в суточный ритм и позволяют установить кое-какие закономерности — сначала прогулка, за ней купание, а потом и долгожданная еда.

От 3 до 18 месяцев. К трем месяцам младенец входит в ритм день/ночь. Он все лучше чувствует время и постепенно формирует привычки. Примерно в 8 месяцев он уже осознает, как много значит для матери, и с трудом переносит разлуку с ней. В этом возрасте он нуждается в особом ритуале отхода ко сну, который помогает ему пережить страх расставания. К своему первому дню рождения ребенок становится убежденным консерватором. У него появились "собственные" вещи, он очень привязан к домашнему распорядку и обстановке. Любые перемены могут обернуться для малыша настоящей трагедией, поэтому по возможности запаситесь дубликатами его любимых игрушек — на случай, если оригинал сломан или нуждается в стирке.

От 18 месяцев до 4 лет. Полуторагодовалый ребенок еще более восприимчив к порядку и очень любит всевозможные церемонии. Он, например, считает, что за обедом все члены семьи должны сидеть строго на "своих" местах и пить чай только из "своих" чашек — попытка старших поменять привычный сценарий вызовет у малыша недоумение.

Теперь ребенок уже неплохо ориентируется во времени, однако воспринимает его не по продолжительности, а по действиям. Вставать — значит, утро, идти ужинать — вечер, спать — ночь... Именно этим и объясняется неспособность малыша к ожиданию: для него ждать — значит, вообще ничего не делать!

От 4 до 6 лет. Повзрослевший малыш учится организовывать свой день. К б годам он окончательно избавляется от "детских" привычек и стремится быть пунктуальным — "как взрослый". Сейчас его более всего интересуют большие праздники — Новый год, дни рождения близких и, конечно же, его собственный. Он ждет Деда Мороза еще до первого снегопада, и после только что отшумевшего торжества уже готовится к следующему. Он знает, что значит "вчера" и "завтра", осознает последовательность смены поколений и с удовольствием обновляет календарь. Однако окончательно разобраться в порядке дней, недель и времен года ребенок сможет только к 7 годам. Тогда же он поймет, что все люди зависят от времени.

Маривон Бюс, Анна Юрьева.

Статья из ноябрьского номера журнала.