Содержание:

Порча, наведенная на семью? «Родовое проклятие», «венец безбрачия», «несчастливая семья»... Об этих таинственных, загадочных явлениях наши предки знали испокон веков. Только, может быть, называли их по-разному, но отношение к ним во все времена было особым.

В наши дни мало что изменилось: кто-то верит в эти вещи, кто-то нет, но всеми людьми безоговорочно принимается тот факт, что иногда в семьях случаются настолько странные и непонятные события, что их никак нельзя объяснить стечением обстоятельств или случайностью.

Например, если всех женщин в роду бросают мужчины и они растят детей одни. Или, скажем, все мужчины в семье умирают в одном и том же возрасте с разницей в несколько месяцев или даже недель: от инфаркта, рака, покончив жизнь самоубийством...

Но чаще типичные случаи «семейных проклятий» выглядят следующим образом. Жизнь какого-либо человека в семейном роду — человека, имеющего «тяжелую судьбу», трагически обрывается. А затем, в последующих поколениях этого рода обязательно появляется кто-то, кто так или иначе «копирует» тяжелую судьбу своего предка: совершает убийство (самоубийство), не может создать семью, становится душевнобольным...

Иными словами, этот человек повторяет «старые ошибки» предка из своего рода, вместо того, чтобы исправлять их и стараться не делать новых; он, по сути, проживает чужую жизнь, вместо того, чтобы счастливо и гармонично прожить свою собственную.

Почему так происходит? Психологи и психотерапевты давно пытались найти ответ на этот вопрос. Так, выдающийся психиатр и психотерапевт Эрик Берн, основатель трансактного анализа и автор книг «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры», предлагал свое объяснение подобных случаев. Берн считал, что в семьях формируются свои определенные стереотипы взаимодействия между членами семьи, которые на бессознательном уровне передаются от родителей детям в виде определенных правил.

Например, мать на протяжении жизни внушает своей дочери не напрямую, а косвенно, своим поведением: «все мужчины — грязные животные; им от нас нужен только секс». Девочка, вырастая, начинает руководствоваться теми же правилами, что и ее мать. И тогда из поколения в поколение в этой семье повторяется одна и та же ситуация: женщины растят своих детей без мужей, потому что у них не ладятся взаимоотношения с противоположным полом: не будет же она, в самом деле, выходить замуж за «грязное животное»?

Однако такие объяснения семейных проблем удовлетворяли далеко не всех психологов, потому что со многими из подобных сложностей специалистам не всегда удавалось справиться. Во всяком случае, так было до тех пор, пока не появилась такая область психологической помощи, как системная семейная психотерапия. В распоряжении семейного психотерапевта есть эффективные методики, позволяющие разрешить в том числе и те проблемы, которые называют «венцом безбрачия» и «родовым проклятием». Сами семейные психотерапевты предпочитают называть их «системными переплетениями». Что же такое на самом деле семейная психотерапия и как она может помочь людям решить их семейные проблемы, распутать эти переплетения?

К содержанию

Начало

В начале 1940-50-х годов сначала в Америке, а затем и в Европе появилось новое направление психотерапии, которое по своей сути кардинально отличалось от господствовавших тогда школ, таких, например, как психоанализ. Называлось это направление «системная семейная психотерапия».

Семейные психотерапевты начали работать с семьями, имеющими сложности в супружеских взаимоотношениях; с семьями, имеющими «проблемных» детей — тех, которые убегали из дома, подолгу бродяжничали, подчас совершали преступления... А позже, по мере развития системного подхода, семейные психотерапевты научились решать и так называемые «родовые» проблемы: они довольно успешно работали с клиентами из «тяжелых» семей — тех, в которых были убийцы, самоубийцы, душевнобольные люди.

У семейного психотерапевта есть свой взгляд на то, что считается «родовыми проклятиями». Попытаемся разобраться, в чем же он заключается.

К содержанию

Теория семьи

Специалист по семейной психотерапии работает с семьей не просто как с группой людей, объединенных между собой родственными отношениями. Для него семья — это система, которая является чем-то большим, чем просто взятые вместе мама, папа, сын, дочь или еще кто-нибудь, кто к ней принадлежит, например, бабушка и дедушка.

Внутри такой семейной системы происходят различные сложные взаимодействия, и в результате этого оказывается так, что психологическая проблема кого-то из членов семьи, обратившегося за помощью, на самом деле только симптом, который говорит о том, что эти самые отношения между членами семьи нарушены, и между ними существует какой-то негласный конфликт или противоречие.

И если эти нарушенные взаимоотношения нормализовать, урегулировать конфликт, то и симптом, то есть проблема отдельного члена семьи, уйдет сама собой. Но иногда случается так, что этот конфликт длится так долго, что и причину его уже забывают. Правда, «забывают» только на сознательном уровне — а на бессознательном, в «родовой памяти» семейной системы эта информация все равно остается.

И поэтому некоторые конфликты (довольно часто так и бывает) могут длиться в течение нескольких десятилетий и даже столетий, и, конечно, это не проходит даром для семьи. Далеким потомкам тех, кто участвовал в конфликте, нередко приходится брать «на себя» всю тяжесть старой нерешенной проблемы.

Это может приводить к серьезным последствиям: такая вина калечит людям жизнь, не дает возможности прожить ее счастливо, выйти замуж, родить и воспитать детей, а то и вовсе приводит к трагической смерти в молодом возрасте. И в семье возникает то, что принято называть «семейным проклятием», «наведением порчи», «венцом безбрачия» и т. п. В семейной же психотерапии такие ситуации, когда потомки «копируют» тяжелую судьбу своих предков, называются «идентификациями».

Если кто-то был незаслуженно «изгнан» из семейной системы или совершил какой-то серьезный проступок, осуждаемый в семье (речь идет о тех ее членах, с которыми семья по каким-то причинам не желала общаться, или о ком в ней не принято говорить, потому что эти разговоры и мысли вызывают неприятные эмоции; например, о члене семьи, который рано или трагически умер), то за это часто приходится расплачиваться их детям и внукам. И они делают это, совершая те же самые ошибки и создавая в своей жизни те же ситуации, из-за которых страдал «отторгнутый» из системы человек.

Иными словами, потомки повторяют ошибки своих предков, а их жизненный путь в значительной степени повторяет жизнь несправедливо изгнанного дедушки или прабабушки... И если не предпринять никаких мер, такому «носителю чужой судьбы», или как говорят психотерапевты, «идентифицированному пациенту», не останется ничего другого, кроме как повторить судьбу своего предка, и делать это он будет, естественно, неосознанно.

Без вмешательства извне этот человек не сможет сопротивляться силам семейной системы, «силам судьбы». Но ведь у него своя жизнь, которую стоит прожить так, как хотелось бы ему... С такими проблемами часто и работают семейные психотерапевты. Причем клиенты часто приходят к ним, совершенно не подозревая, что их на первый взгляд личная проблема на самом деле семейная, а корни ее уходят на многие поколения в историю семьи.

К содержанию

«Порядки любви»

Чем же руководствуются в своей работе семейные психотерапевты? Существуют определенные, незыблемые законы жизни, которые существовали и будут существовать всегда, а несоблюдение их часто ведет к еще более серьезным последствиям. Крупнейший немецкий системный психотерапевт Берт Хеллингер называет эти законы «порядками любви».

Один из них говорит о том, что любовь, передаваемая от матери и отца к сыну и дочери, должна «течь» в одном направлении — сверху вниз — от родителей к детям, от старших к младшим, чтобы те, в свою очередь, тоже передали ее своим детям. И когда такой порядок нарушается, то эта «река жизни» останавливается, потому что просто не может течь в обратном направлении.

Её ток прекращается, и тот человек, на котором остановился этот процесс, не может передать эту любовь дальше. У этих людей появляются самые разные проблемы в жизни (не только психологического плана), возникает то, что принято называть «трудной судьбой», и тогда своей жизнью этот человек старается загладить вину своего предка, подчас «копируя» его тяжелую судьбу.

Но даже таких действий недостаточно для того, чтобы решить проблему: ведь он не передал свою любовь и любовь своей семьи дальше — детям, и они не могут развиваться нормально. А тогда уже за этого человека тоже кто-то должен будет страдать: один из потомков опять должен будет взять на себя чужую вину, возлагаемую на него его собственным родом...

К содержанию

«Системные расстановки»

Но можно ли как-нибудь это изменить? Семейные психотерапевты уверены, что это можно сделать, по крайней мере, частично. В арсенале семейного психотерапевта есть тысячи самых разных техник и подходов, позволяющих докопаться до сути проблемы и, решив ее, оказать семье помощь.

Один из наиболее интересных и востребованных сейчас подходов — это системные расстановки, автором которого является упомянутый выше Берт Хеллингер. Метод системных расстановок является групповой формой работы. Специалист — ведущий расстановки — после предварительной беседы с клиентом просит выбрать «заместителей» на роли членов его семьи.

Это могут быть мама, папа, бабушка и другие члены семьи, в зависимости от предъявленной проблемы и первичной гипотезы психотерапевта. Затем клиент очень собранно, следуя своему «внутреннему чувству», внутреннему образу своей семьи, расставляет в пространстве «заместителей»...

А затем в работе происходит необъяснимое. Или пока, с точки зрения современной науки, необъяснимое. «Заместители» начинают испытывать то, что чувствовали совершенно незнакомые им люди — члены семьи клиента, и говорят слова, которые не связаны с их личной жизнью, но обычно с удивлением узнаваемые клиентом как знакомые высказывания членов его семьи. Например, если жене в расстановке «грустно», «одиноко» без мужа, то у нее в эти минуты возникнет соответствующее чувство к совершенно незнакомому человеку, который как раз и «замещает» ее супруга...

По какому механизму «заместители» начинают испытывать эти чувства, которые совпадают с чувствами тех реально живущих или даже уже умерших людей? У Берта Хеллингера есть объяснение. Он считает, что все люди связаны «общей душой». С этим можно соглашаться, к этому можно относиться с недоверием, но для нас, специалистов, то, что происходит в расстановке, является реальностью.

В процессе работы психотерапевт начинает опрашивать «заместителей» об их ощущениях. В какой-то момент терапевт ставит уже самого клиента в расстановку вместо того человека, который его «замещал». Дальше ведущий меняет положение «фигур» в пространстве, просит кого-то из «членов семьи» сказать другому значимые для того слова, которые могут повлиять на решение проблемы: попросить прощения, простить кого-то самому или просто пожелать счастья своего ребенку... В процессе этих «перестановок» и приходит решение проблемы.

К содержанию

«Умереть вместо матери»

Проиллюстрируем сказанное случаем из терапевтической практики самого Берта Хеллингера, описанный им к книге «Порядки любви». Иногда в семьях возникают такие ситуации, что ошибку, совершенную кем-то из родителей, приходится искупать одному из детей своей собственной жизнью... Итак, к психотерапевту обратилась женщина по имени Фрида. Некоторое время назад ее старший брат покончил жизнь самоубийством, сбросившись с виадука.

А с недавнего времени мысли о самоубийстве начали посещать саму Фриду. Терапевт начал расспрашивать женщину, и в результате выяснилось, что в ее родительской семье был еще один ребенок, родившийся еще до Фриды и ее погибшего брата. «И что с ним случилось? Он умер?» — спросил Хеллингер пациентку.

«Да. У нас в семье не принято вспоминать о нем. Этот ребенок прожил совсем немного. Он с рождения отказывался от груди и через несколько дней умер с голоду». Фрида рассказала о том, что этот ребенок родился недоношенным, и мать женщины винила мужа в том, что тот в последнее время вел себя неуважительно по отношению к ней, обижал беременную и своим негативным отношением вызвал стресс, из-за которого и произошли преждевременные роды...

Это то, что лежало на поверхности; если же посмотреть глубже, то можно увидеть совсем другую картину. Была проведена системная расстановка. Из нее было видно, что мать чувствовала себя виноватой перед рано умершим ребенком: ведь она — самое «ответственное» перед ребенком лицо. Но она не смогла взять всю вину, всю тяжесть этого поступка на себя: ей было удобнее обвинять во всем мужа.

Женщину можно понять: «взять всю вину» означало пойти «вслед за ребенком», то есть умереть. Но так как мать не сделала этого, понятно, что это должен был сделать кто-то другой... И вину за смерть малыша пришлось «взять на себя» второму сыну, брату Фриды. Ведь для того, чтобы семейная система обрела устойчивость, кто-то из семьи должен был занять в системе место этого умершего ребенка (ему не было оказано уважение).

Старший брат Фриды неосознанно ушел из жизни, наложив на себя руки. Но своей смертью он не принес равновесия семейной системе, потому что на самом деле никто не может заменить погибшего ребенка. Эта потеря невосполнима. Но, несмотря на это, члены семьи по-прежнему будут пытаться загладить вину перед ним. И, возможно, если бы Фрида не прошла терапию, ее ждала бы все та же печальная участь. Но терапевту удалось найти правильное решение и выяснить внутреннюю динамику событий.

Родители Фриды, вместо того, чтобы объединиться перед лицом общего горя и сказать друг другу: «Мы вместе выдержим этот удар судьбы», примириться со смертью новорожденного, предпочитали попросту забыть о погибшем ребенке. Решение проблемы было в том, чтобы родители хотя бы сейчас сплотились перед своей бедой и всегда помнили о погибшем ребенке, прочувствовали всю боль этой утраты и взяли ответственность за все, что произошло, на себя. Когда это было сделано, умерший ребенок занял свое место в системе, и в семью пришел покой.

К содержанию

«Простить мужа»

Проблемы, которые могут предъявляться терапевту, могут быть самыми разными. В качестве примеров мы подобрали случаи, когда люди обращались к нам в связи со сложностями во взаимоотношениях с противоположным полом. На этих примерах можно очень четко увидеть, как одна и та же проблема может иметь в своей основе совершенно разные причины...

К семейному психотерапевту обратилась женщина с такой проблемой: у нее не ладились взаимоотношения с мужчинами. У Ирины никак не получалось познакомиться с хорошим человеком, а если и получалось, то эти отношения длились очень недолго, и при расставании приносили нашей клиентке очень сильные душевные страдания. Психотерапевт попросил женщину рассказать не только о своей собственной жизни, но и об истории ее семьи — о папе, маме, бабушке, дедушке...

И во время беседы выяснилось, что у бабушки нашей пациентки — Ольги — была очень тяжелая судьба. Она удачно, как сначала казалось, вышла замуж за обеспеченного человека (жили они в деревне). Но вскоре в их семейной жизни возник серьезный конфликт: выяснилось, что муж Ольги не хотел иметь детей, потому что не хотел слышать в доме их постоянные, как он себе представлял, крики. И каждый раз, когда жена была беременна, он заставлял ее делать аборт.

Поддержки от своей родительской семьи Ольга получить не смогла, и ей ничего не оставалось, как выполнять требования мужа, причем делать это пришлось в общей сложности шесть или семь раз. Бабушка Ирины очень страдала от такого отношения мужа и чувствовала себя несчастной в своей семейной жизни (и с этим трудно не согласиться). Но позже ей удалось-таки сломить сопротивление супруга и родить двух детей, отстоять их, но обида на мужа и вина за свою слабость осталась.

Понятно, что эти сильные чувства никуда не могли исчезнуть просто так; бабушка Ольга винила себя в том, что не смогла отстоять своих детей, и вина за эти ошибки перешла на внучку. Ирина в буквальном смысле стала как ее бабушка: она не доверяла мужчинам и не могла с ними ужиться, не могла выйти замуж и родить детей. В ее жизни возникла ситуация, которую принято называть «венцом безбрачия»... В работе с Ириной также была использована системная расстановка, в ходе которой клиентка с помощью «заместителей» смогла «исправить» ошибку своей бабушки, «сделала» за нее то, что не смогла сделать сама Ольга, — простить своего мужа и саму себя за не родившихся детей. Равновесие в семейной системе было восстановлено: бабушка и дедушка заняли подобающее им достойное место в семье, а идентификация исчезла.

Пройдет какое-то время (внутренняя работа клиента происходит постепенно — от нескольких недель до нескольких месяцев), и Ирина сможет научиться нормальным взаимоотношениям с мужчинами... ...Семья — это особая система, в которой каждому ее члену должно быть оказано уважение и дано свое место. Это очень важно. Потому что если кто-то по тем или иным причинам был из семьи исключен, то устойчивость, надежность такой системы падает.

А любая система, в том числе и семейная, обладает способностью к саморегуляции: если важный для семьи человек уходит из нее, то кто-то другой должен занять его место в системе и вести себя в ней точно так же, как вел себя тот исключенный из системы человек. Иными словами, он должен «копировать» тяжелую судьбу своего предка, и бесконечно повторять его ошибки, как это было в случае Ирины.

К счастью, она попала в поле зрения семейного психотерапевта, и ей, и ее семейной системе была оказана помощь. Психотерапевтическая работа была проведена таким образом, что в системе было отдано достойное место и дедушке, и бабушке клиентки; это стало правильным решением проблемы Ирины.

К содержанию

«Умершие дети»

Почему же абортированные и рано умершие дети так важны для семейной системы? Оказывается, дело не только в том, что они также являются членами семьи и должны иметь свое место в системе. Все гораздо сложнее. Иногда возникает парадоксальная ситуация, когда в первую очередь страдают именно дети, родившиеся после абортов в последующем.

На прием к психотерапевту пришел молодой человек по имени Сергей. Его проблема была в том, что он никак не мог создать достаточно прочных и длительных отношений с женщинами. Те девушки, которые ему нравились и с которыми он знакомился, оказывал им знаки внимания и в последующем планировал более глубокие взаимоотношения, пообщавшись с ним очень недолгое время, бросали Сергея, что вводило молодого человека в длительную депрессию.

Сергей начал рассказывать о себе и о своей личной жизни, но семейный психотерапевт, к которому он обратился, был достаточно опытен, и быстро понял, что корень проблемы следует искать совсем не во взаимоотношениях Сергея с женщинами. Он попросил клиента рассказать о своей родительской семье. На что тот ответил, что ничего особенно интересного у них в семье не было — обычная семья: отец, мать и он сам, единственный ребенок. Тогда терапевт применил метод системных расстановок, воссоздав ситуацию, в которой присутствовали все члены семьи. Но по тому, как они были расставлены, психотерапевту стало понятно, что в семейной системе существует кто-то еще, кто сильно влияет на семью, но его в расстановке не было.

Кто это был, Сергей не знал. Тогда на следующую встречу терапевт вместо Сергея пригласил его мать, и на этой встрече та призналась, что за несколько лет до рождения Сергея она сделала аборт. В то время они с отцом еще зарабатывали недостаточно, чтобы заводить ребенка, поэтому молодой семье и пришлось пойти на такие меры. Зная это, семейному терапевту без особого труда удалось понять динамику системы пациента.

На бессознательном уровне Сергей «знал» о том, что своей жизнью он «обязан» смерти своего не родившегося брата. Ведь если бы первый ребенок родился, семья, не имея возможности прокормить двоих детей, просто не стала бы заводить второго. И поэтому бессознательно Сергей ощущал свою вину перед абортированным братом, и был вынужден «искупать» ее своими несчастьями в личной жизни.

Когда при помощи метода системных расстановок абортированному ребенку было найдено его законное место в системе, Сергею спустя некоторое время удалось встретить хорошую девушку и создать семью.

К содержанию

«Помнить деда»

Очень часто причиной проблем клиентов, обращающихся с семейными трудностями, является то, что в его семье кого-то не уважали так, как он этого достоин, и этот человек был незаслуженно забыт.

За психологической помощью к семейному психотерапевту обратилась Светлана, женщина средних лет, с жалобами опять-таки на проблемы во взаимоотношениях с мужчинами. В ходе беседы психотерапевт, работавший с ней, понял, что для решения проблемы клиентки недостаточно «индивидуальных» техник и нужно работать методами семейной психотерапии.

Он попросил рассказать женщину о своей родительской семье, и в ходе беседы выяснилась довольно интересные вещи. Когда во время войны бабушка нашей клиентки только-только родила дочь (это была мать Светланы), с фронта пришла похоронка на ее мужа. Горе семьи было велико, но прошел какой-то небольшой период — два-три года, и бабушка Светланы вышла замуж снова.

Как раз в это время закончилась война, и с фронта вернулся... первый муж бабушки, Василий, которого все считали погибшим. Но когда он пришел домой и увидел свою жену замужем и с детьми, ему вежливо, но решительно было указано на дверь. В этой семье Василию уже не было места — бабушка Светы не собиралась разводиться со своим вторым мужем... Василий уехал в другой город и жил там до самой своей смерти, и связей с ним из выгнавшей его семьи никто, понятно, не поддерживал. Что же связывает нашу клиентку, которая знала об этом только понаслышке, и эту историю полувековой давности?

Системный семейный терапевт может увидеть связь достаточно четко: Василию, который, безусловно, являлся членом семьи (ведь он дедушка нашей Светланы), в его семье не было оказано должного уважения — его просто отринули из семьи, совершив ошибку, за которую большую часть своей жизни расплачивалась, сама того не осознавая, Светлана. Кажется, что, будь Василий жив, можно было бы решить проблему, каким-то образом вновь приняв его в семью, а теперь сделать это уже поздно.

Но такую проблему можно решить даже сейчас. На самом деле, как не парадоксально это звучит, не так важно, жив ли такой человек или уже умер. Даже умершим в семье должно быть оставлено достойное место. Тогда оно найдется и для живых... Для Светланы. И если при помощи метода системных расстановок смоделировать ситуацию, когда семья признает важность роли Василия в своей жизни и вновь примет его в свое лоно, попросив у него прощения за совершенную когда-то ошибку, тогда Светлане не придется держать на плечах это тяжелую, непосильную для нее ношу обиды своего предка. Такая работа была проведена. Сейчас жизнь Светланы постепенно налаживается.

К содержанию

«Плата за жизнь»

Вот еще один пример. На первый взгляд проблема кажется очень похожей на предыдущую, но на самом деле ее причина совершенно другая. К нам в Институт интегративной семейной терапии за помощью обратилась молодая женщина по имени Галина со сложностями во взаимоотношениях с противоположным полом.

Проще говоря, мужчины не любили ее (и муж в том числе) и не уважали нашу клиентку так, как ей казалось, она того заслуживала. Кроме того, Галина долгие годы не общалась со своим отцом, а теперь хотела бы возобновить общение с ним. Учитывая специфику семейной терапии, по нашей просьбе Галина в своем рассказе делала акцент не только на проблеме, но и на своей родительской семье.

И по мере того, как она рассказывала о себе, открывалась очень интересная ситуация: по материнской линии почти все члены семьи погибли при блокаде Ленинграда (клиентка приехала из Санкт-Петербурга), в то время как со стороны отца все остались живы, чем, кстати, всегда очень гордились и подчеркивали этот факт при каждом удобном случае. Благодаря системной расстановке уже через несколько минут многие моменты этой семейной истории стали для психотерапевта проясняться.

«Похоже, ты не очень уважаешь мужчин? — спросила Галину психотерапевт через какое-то время. — Но мне кажется, что не твое чувство. Давай попробуем выяснить, откуда оно взялось». Работа продолжилась, и специалист, медленно, но неуклонно двигался к своей цели распутать это системное переплетение, которое привело к возникновению у Галины ее проблемы. В чем же было дело? Мы уже понимаем, что просто так, из воздуха, то неуважение к мужчинам, которое психотерапевт обнаружила во время разговора с Галиной, взяться не могло.

Должна была быть какая-то причина этого, которую психотерапевт и стала искать. Вспомним, что со стороны отца все члены его родительской семьи в те тяжелые блокадные годы остались живы. Это показалось довольно странным: наверное, не было ни одной семьи в осажденном городе, да и во всей нашей стране, которая за годы войны не потеряла ни одного своего члена. У кого-то погиб на фронте отец, умерла от голода сестра... А с семьей деда ничего не случилось...

И тут Галина внезапно вспомнила: «Я не уверена, точно не помню, но, кажется, мой дед во время войны не был на фронте, а, что называется, отсиживался в тылу. Он имел доступ к пищевым запасам города, и пользовался этим: продавал хлеб за золото. У нас в семье не было принято об этом говорить». Проанализируем эту информацию, она одна из ключевых в решении этой проблемы. Что означает сказанное с точки зрения семейной психотерапии?

Мы видим, что дед нашей клиентки по отцовской линии заработал огромные деньги благодаря войне. Правда, благодаря этому он спас от голодной смерти всех членов своей семьи. Вслух в семье говорить об этом было не принято (понятно: за такое расстреливали без суда и следствия), но, тем не менее, все члены этой семьи и последующие поколения об этом знали (Галина — не исключение). Не отдавая себе в этом отчета сознательно, она знала, что хотя и обязана своему деду жизнью (без него она бы не родилась), тем не менее, она понимала, что живет благодаря несчастьям и смертям других людей.

Другими словами, им не хватило того хлеба, который съели члены семьи деда. Поэтому, несмотря на то, что Галина живет благодаря отцу своего отца, она не могла уважать его. Мужчину, который, по словам клиентки, «отсиживался в тылу и наживался на смертях других людей», сложно уважать, даже если он дал тебе жизнь. И это неуважение к деду у Галины скоро перешло на всех представителей мужского пола...

На этом примере хорошо видно, как нарушенные отношения между внучкой и дедом влияют на всю жизнь Галины. Научившись уважать и принимать своего деда, тем самым исправив, на самом-то деле, ошибку своей бабушки, Галина смогла нормализовать и свои отношения с мужчинами, и в том числе с отцом, и поднять их на качественно другой уровень.

К содержанию

Чужие ошибки

Иногда для того, чтобы решить серьезную «родовую» проблему, достаточно одной встречи со специалистом, который сразу будет работать методом системных расстановок. Но чаще бывает так, что семейный психотерапевт, уже проведя несколько встреч с семьей и достигнув определенного результата в работе, направляет семью к специалисту по этому методу, а затем, после расстановки, вновь продолжает работу с семьей.

В этом случае эффект от семейной терапии будет гораздо выше, и в дальнейшем, возможно, помощь семье уже и не будет нужна: у нее хватит сил на то, чтобы научиться жить гармонично и не повторять чужих ошибок...

Евгений Махлин, врач, семейный психотерапевт

Статья предоставлена сайтом врача-психотерапевта Махлина Евгения