Татьяна Нарижная, sleepy@aha.ru, ноябрь 1999 г.

Пользуясь тем, что контингент читателей довольно таки специфичен, позволю себе несколько своеобразное сравнение, неуместное в любом печатном издании. Согласитесь, что наши малыши с рождения похожи на вновь создаваемый "Документ 1" в Microsoft Word (да простят меня мамы и папы). А когда у нас на мониторе всплывает девственно чистый лист, только от нас зависит, какую информацию он понесёт дальше - сухие тексты с таблицами или весёлые рисунки; нелепые предложения, испещрённые красными и зелёными волнами, или грамотную, нужную многим, информацию.

В головках наших родившихся дочек и сыновей светло, чисто и просторно. Как и чем мы будем заполнять это пространство - очень важно. А также очень важны сроки. Ну скажите, пожалуйста, дорогие пользователи, лучше станет ваша страничка, если после создания вы посидите, посмотрите на неё, попьёте чайку, пару-тройку раз сдвинете заставку, напечатаете заглавие, сохраните и отдохнёте два-три дня, прежде чем основательно браться за работу. Ещё раз извините, но чем наши малыши хуже компьютера? Чем раньше мы начнём помогать им познавать мир во всём его многообразии, тем больше шансов, что вся информация ровными, легко доступными рядочками расположится в их славных головках. И до того как показать малышу первую букву, нужно пройти большой путь по познаванию мира вообще. Хочется, чтобы малыш не просто запомнил количество и наклон палочек, изображающих некую букву, а научился её отождествлять с чем-то близким и понятным, легко распознавать в любом виде. Конечно, можно с самого рождения вместо цветной ленточной погремушки подвесить над кроваткой и коляской кубики с буквами и, как только малыш взялся ручкой за кубик "А", говорить "А-а-а". Он, безусловно, запомнит! Это будет как приобретённый рефлекс. Может это и хорошо, может это в ногу со временем, но я расскажу сейчас, как мы с сыном осваивали грамоту.

Разговоры с малышом - это азбука родителей. Если мы будем молча делать своё дело по уходу за родившейся крошкой, то и через месяц, и через два ребёночек не будет узнавать маму с папой. Лично у меня долго просыпался материнский инстинкт, и мои мама и папа, будучи рядом весь первый месяц после рождения нашего Сашеньки, оказали неоценимую помощь в первых шагах по воспитанию ребёнка. Не по уходу, а именно по воспитанию, ибо для них эти понятия неразделимы. Малыш должен слышать вас всегда, когда не спит. Вот он проснулся - вы сразу подойдите к кроватке и скажите что-нибудь типа: "С добрым утром!", "Привет! Как дела?" и обязательно улыбайтесь. Никого не слушайте, кто будет вам говорить, что ребёнок всё равно ничего ещё не видит и не понимает. Пеленайте его и рассказывайте, какая красивая на нём распашонка, какая замечательная мяконькая пелёночка. Когда кормите, приговаривайте: "Кушай, мой сладкий, много-много, станешь сильным, высоким, красивым...". Голос ваш должен быть спокойным и неторопливым. Когда вы улыбаетесь, это обязательно передаётся в интонации, так что ребёнку и не надо вас видеть, ему достаточно слышать. Не знаю, как другие родители, мы своего первенца начали носить вертикально уже на второй неделе. Аккуратно держали спинку и головку и носили по комнате минут по пять. Дальше - больше. Не просто носим, а рассказываем обо всём, что попадает в поле его зрения. Дедушка попал. Дедушка подаёт голос, а мы тихонечко внушаем на ушко малышу: "Де-да". Длинные слова не стоит говорить - оптимально один-два слога. На третью неделю наше солнышко заулыбалось. Он, конечно, улыбался и раньше чисто рефлексивно оттого, что всё хорошо. А тут начал улыбаться своим родственникам. Бабушка появляется у него перед глазами - улыбка до ушей. Я подойду к кроватке - светится от счастья. К месяцу он стал поворачивать голову в сторону называемого объекта. "Где мама?" - и он сразу ищет, где же мама. Я в это время какие-нибудь звуки подаю, чтобы ему легче было ориентироваться. Так вскоре он стал узнавать всех близких родственников и одаривать их своими беззубыми улыбками.

Дальше мы росли и развивались некоторое время без бабушки, потому что ребёнок ребёнком, а образование нужно получать. Училась я в другом городе. Саму мысль об академотпуске я не допускала, так как масса примеров была перед глазами, когда умные девочки, отличницы, уходили на год из института, а, возвратившись, не могли втянуться и скатывались на тройки. Мне удалось пробить в деканате свободное посещение, а кто учился в начале 80-х, тот знает, как это было сложно, к тому же справка из роддома позволяла мне находиться дома с ребёнком 75 дней. Несмотря на сложность быта молодой семьи и необходимость выполнять контрольные и курсовые работы, которые приносили мне однокурсники, мы с Сашенькой продолжали весело переговариваться и обсуждать окружающие нас предметы. Я поняла, что очень важно в первые месяцы жизни малыша не называть один и тот же предмет разными "именами". Это для нас с вами "радио" и "приёмник" - один и тот же предмет. А малыши легче запоминают одно название. Если назвать два-три слова, указывая на кошку, малыш совсем не поймёт, что это такое.

В пять месяцев мы одновременно встали и "запели". О кубиках Зайцева в то время и не слыхивали. Припевки у нас с сыном были в ходу народные - бабушкины и прабабушкины:

СО-РО-КА - ВО-РО-НА

КА-ШУ ВА-РИ-ЛА,

ДЕ-ТОК КОР-МИ-ЛА ...

Массу стишков про Таню с упавшим мячиком, про качающегося бычка, про косолапого мишку я напевала ему речитативом, одновременно задавая ритм, похлопывая ладошкой по его ладошечке, или, переодевая его, постукивала его пяточками друг об дружку. Когда моему малышу надоело лежать, он решил, минуя стадию сидения, сразу встать. Держась за решёточку кроватки, очень быстро научился вставать и начал, притопывая ножкой, распевать разные звуки. Отдельные звуки превращались в слоги, пока, разумеется, бессмысленные, но очень ритмичные. Вскоре он научился ходить по периметру кроватки, придерживаясь руками. Пел Саша самозабвенно. Когда я была с ним одна, я нисколько не мешала его голосовым упражнениям. Конечно, при папе приходилось его немного усмирять, чтобы тот после работы мог отдохнуть.

В девять месяцев мы побежали и заговорили. Ходить Саша не хотел - он бегал. Началось это ещё с передвижения по периметру кроватки (шесть месяцев). Когда пространство оказалось освоенным и полностью изученным - перешли на пол, и для всех членов семьи (на летних каникулах мы опять жили с родителями) наступили тяжёлые времена. Держа Сашу за обе ручки, мы бегали с ним по комнатам - он впереди, провожатый сзади - по два часа кряду. Складывалось впечатление, что он безумно спешит жить. Он хотел знать всё и, требовательно показывая пальчиком на заинтересовавший его предмет, вопрошал - "Сё?" (на человеческом языке значило - что?). А уж на улице гулять с ним было одно удовольствие. Я бесконечно спрашивала: "Где кошка? Где машина? А где большая машина? Где ёлка? Где цветы? Где листик?". Саша радостно протягивал ручонку по направлению к искомому предмету и изо всех сил пытался повторить эти трудные взрослые слова. "Мама", "папа", "ляля", "бяка", "дай", "на" и некоторые другие короткие слова он говорил хорошо и употреблял по назначению.

В одиннадцать месяцев я, жестокая мамка, заставляла сына проходить пешком не менее 300-400 метров без передышки. Зимой. В шубке и в валеночках. Он переваливался как утёнок, щёчки румянились от труда и от мороза, но, что самое удивительное, он почти не держал меня за руку. Кричал: "Сам!" и действительно шёл сам.

Может быть пока что неясно - к чему я всё это рассказываю, ведь собиралась рассказать об обучении буквам. Но, силясь вспомнить, что же привело к раннему чтению нашего сына, я уходила всё глубже и глубже в детство и поняла, что без этих самых первых разговоров, и без пробуждения интереса к окружающему миру, и без воспитания воли и выносливости ничего бы не было. Ведь то, что ребёнок рано начинает вставать, ползать, ходить, говорит не только о его физическом развитии, но и о способности в дальнейшем долго играть, не уставая, в том числе в логические игры. Ранняя детская подвижность закладывает основы быстрого мышления, схватывания ситуации, что называется, на лету. Вялые, малоподвижные дети в дальнейшем вынуждены всё брать "попкой", как говорила моя мама, то есть сидеть и учить, учить, учить. У Саши и похожих на него по характеру детишек (а я очень много общалась с разными родителями и детьми, так как жили мы в семейном общежитии нашего института) знания как бы сами собой появлялись в голове. Один раз услышали - уже запомнили. Так что к двум годам, когда я решила, что пора заняться с сыном азбукой, он знал названия всех предметов живой и неживой природы, которые его окружали, включая калькулятор, циркуль и ватман, ибо мама успешно заканчивала пятый курс института.

Из доступных нам средств обучения грамоте в магазинах имелись только кубики различного размера, из различного материала и с плохими или очень плохими рисунками. Я, задавшись целью приобрести более-менее приличное учебное пособие, в каждом магазине, куда заносила меня судьба, долго и придирчиво рассматривала изображения Аистов, Ниток, Индюков и Велосипедов, пока не сделала несколько основных выводов:

  1. Кубики должны быть деревянные;
  2. Изображения должны быть выжжены (если кубики оклеены бумагой, она легко снимается под воздействием остреньких зубиков наших обожаемых малышей и тут же ими глотается);
  3. Буква должна быть достаточно крупная, а вспомогательный рисунок меньше по размеру, чтобы в дальнейшем не отвлекал от чтения;
  4. Лучше всего, если для рисунка выбраны предметы приблизительно одного масштаба. Плохо воспринимаются в одном комплекте ДИВАН, ГОРА и УСЫ;
  5. Предметы должны в названии иметь либо два слога, либо три, но с минимумом согласных (например, РАКЕТА);
  6. Нарисованные предметы должны легко распознаваться ребёнком и не иметь двоякого смысла (например, нарисованный ГУСЬ легко воспринимается городским малышом за УТКУ, все цветы похожи друг на друга и маленький ботаник отличит АСТРУ от РОМАШКИ, только если вы с ним упорно занимались в этом направлении).

Мне повезло, и я нашла то, что искала. Мне кубики понравились с первого взгляда, Саше тоже. Немного отступая от темы, замечу, что они до сих пор, спустя 12 лет, выглядят, как новые и по ним учится читать мой двухлетний племянник. В первый же день мы рассмотрели с сыном все рисунки, я убедилась, что он уверенно называет изображённые предметы. Заминка вышла с Ь и Ъ знаками. Он видит нарисованные буквы, ещё не зная, что это такое, но не видит никаких картинок рядом с ними. Пришлось начать обучение прямо с этих букв. Рассказала, как они влияют на другие буковки, как меняется смысл слова, если бы не было этих букв. Например, командир утром кричит солдатам: "Подъём" и пишется это слово обязательно с Ъ. Если бы не было такого знака, все прочитали бы: "подём" и получилось бы такое мягкое приглашение пойти куда-нибудь, посидеть, поговорить по душам. Или слово "пить", например, - убери мягкий знак в конце и получится имя английского мальчика Пит.

Очень быстро сын понял, что нарисованная буква означает первый звук названия рисунка. Мы учили не буквы, а именно звуки. МЯЧ - М-м-м, ОЧКИ - О-о-о, ЖУК - Ж-ж-ж, и т. д. Всякие "Мы-ы", "Ме-е" не имели права на существование. Я очень старалась не закрепить в сознании Саши ассоциацию Буквы с нарисованным предметом. Много позже я прочитала, что Зайцев как раз и предостерегает от этого. Обучаясь по обычным кубикам с картинками, ребёнок запоминает картинку с буквой вместе и в дальнейшем, видя в тексте букву "Г", сначала вспоминает, что это ГРИБ, потом вспоминает какая первая буква в слове "гриб", и только потом произносит: "Г". Таким образом, мысленная модель слова "ЛЁД", например, у малыша состоит из связки слов: "Лиса"-"Ёжик"-"Дом". Чтобы этого не случилось, я, рассмотрев картинки и убедившись, что мой малыш знает всё, что нарисовано, перешла сразу к изучению букв. Ещё раньше, когда я читала Саше книжки, особенно те, где на каждой страничке была большая картинка и одно-два предложения, я говорила ему: "Вот тут под картинкой написаны буквы, из них складываются слова, которые я читаю. Ты тоже скоро выучишь все буквы и сможешь сам читать себе книжки". Так что он был готов побыстрее выучить эти непонятные значки.

В два года и семь месяцев мы вплотную начали обучение. Первой мы запомнили букву "О". Очень легко округлить губы колесом и протянуть "О-о-о", а потом показать, что именно такое колёсико и обозначает букву "О". Мы брали тут же фломастер и рисовали это колёсики разного размера на большом листе бумаги и весело кричали каждый раз: "О! О! О!". Потом Сашенька подбегал к бабушке, дедушке, папе - всем показывал, как он рисует букву "О". На кубиках он нашёл все грани с этой буквой, поставил их в ряд и, проводя пальчиком, читал. Тут я ему и объяснила, что БУКВА главная на кубике, а рисунок рядом только для того, чтобы подсказать маленькому мальчику или маленькой девочке ту буковку, которую они случайно забыли. "Вот видишь, здесь нарисованы дедушкины очки, - говорила я ему, - если мы нараспев произнесём слово ОЧКИ, то ты поймёшь, что начинается оно с той буквы, которую мы только что выучили. Так что, если ты завтра с утра вдруг забудешь, как читается буква-колесо, то посмотри на картинку, произнеси вслух название того, что нарисовано, и сразу вспомнишь". Санька сиял понимающими глазками и очень велик был соблазн выучить с ним сразу ещё несколько букв. Но тут я придерживалась мнения - лучше меньше, да лучше. Весь день, чем бы мы ни занимались, мы возвращались к выученной букве. Сын её рисовал, находил на кубиках, распевал с ней песенки. Даже вечером, когда укладывался спать, взял у меня книжку, которую я собиралась ему почитать, и нашел на страничке все буквы "О". Так закончился первый день обучения.

Каждый день мы учили по одной букве. Сначала выучили все гласные. Я решила не спешить составлять слога. Хорошо, конечно, когда малыш на следующий день обучения составит слово МАМА, но я подумала, что десять дней смогу подождать с этим символом утешенного самолюбия. Гласные учить легко и интересно - они легко поются и громко кричатся. Находя на кубике, сын их пел, а, нарисовав на бумаге, громко отрывисто кричал. Писать мы учились сразу же, я считаю это необходимым элементом обучения чтению. Конечно, ручонки у малышей неуверенные, фломастер в руке крутится и не слушается, но тем ценнее для них каждый написанный значок. С каждой новой написанной буковкой Саша по очереди обходил всех членов семьи и показывал, тыкая пальчиком: "У!". Или: "Я!". Все сияли от удовольствия. Кстати сказать, мне несказанно повезло, что мои родители поддерживали меня в идее раннего обучения сына. Ведь многие бабушки и дедушки не понимают этой "блажи" и ругают дочерей, а ещё больше невесток, за то, что они "мучают бедного малыша". Но это к теме не относится. Когда мы перешли к изучению согласных букв, дело пошло медленнее. Саму по себе букву Саша хорошо запоминал, хотя я подозреваю, что он всё-таки читал её по рисунку, потому что иной раз губками поведёт, как бы говоря слово "мяч", потом громко говорит "М-м". Слоги МА, ПА, БА составлял очень легко. Соответственно легко появлялись на полу панно из слов МАМА, ПАПА, БАБА. Другие слова пошли с заминкой. Буквы уже знает, но максимум, что может сложить - слог из двух букв. Решили мы, не мудрствуя лукаво, обратиться к книжной Азбуке.

Азбука отличается от Букваря обилием картинок и минимумом схем построения слова, которыми усыпаны современные Буквари. Азбуку предполагается изучать в старших детсадовских группах. Сашеньке книжка понравилась, и он с удовольствием переключился с кубиков на печатный текст. Каждой букве в Азбуке посвящены две страницы (разворот книги): нарисовано много предметов, начинающихся с изучаемой буквы; представлены сюжеты сказок, в которых имена героев начинаются либо содержат в названии нужную букву. С изучаемыми согласными буквами тут же было образовано много слогов, которые не просто различались по цвету, а ещё и были красиво оформлены: в разноцветных шариках, на разноцветных полочках. Дело у нас с сыном пошло как по маслу. Каждый день - новая страница. Я даже пугалась немного такого темпа, но Саньке просто неинтересно было задерживаться на том, что он уже изучил. Слога читались с первого предъявления, причём не методом присоединения ( Бъ, А = БА; Ль, И = ЛИ), а сразу БА, ЛИ. Не являюсь я и сторонником пения, хотя ни в коей мере не умаляю его значения, это просто - кому что пойдёт. Раз у нас пошли слога сразу, присоединять, тянуть и петь их не было никакого смысла. Кубики наши служили для закрепления знаний. То, что с утра читалось в Азбуке, вечером собиралось из кубиков. Выучили букву Н, например, почитали в книжке на разноцветных шариках НА, НЮ, НЭ, НЫ, НИ, НО и т. д. - вечером выкладываем орнаменты на полу. Причём формы составления слога были очень разные. От самой простой, когда находился один согласный и один гласный и присоединялись друг к другу, до сложносоставной, когда гласные все складывались отдельным столбиком, а кубик с согласным перемещался твёрдой детской рукой сверху вниз столбика, и слога назывались по мере передвижения.

ДВА года и ДЕСЯТЬ месяцев! Мы читаем! Очень хорошо запомнила этот рубеж, потому что в это время пришёл срок подарить Сашеньке брата. Я лежала в роддоме и рассказывала соседкам по палате, как мы читаем. Сначала все просто удивлялись, потом немного подискутировали на тему раннего развития, потом некоторые мамы, примкнув на мою сторону, стали подробно расспрашивать, что и когда нужно начинать делать. Сошлись во мнениях все соседки без исключения, что нельзя зацикливаться на изучении букв как таковых. То есть нельзя вырабатывать тот самый условный рефлекс, когда, показав ребёнку тридцать раз подряд букву У, слышишь, наконец, в ответ безошибочное "У!". Всё-таки дети не собаки Павлова, нельзя к ним так относиться. Пусть малыш осознанно пройдёт путь от первого увиденного в жизни предмета до прочтения названия этого предмета на бумаге. Пусть он пятьдесят раз увидит чайку, потом с изумлением поймёт, что прочитанные им только что слога "ЧАЙ"-"КА", обозначают эту легко скользящую над водой птицу. Это было двенадцать лет назад. Доман и Зайцев ещё не владели умами далеко вперёд-мыслящих родителей. Каждый находил свой путь воспитания и образования своих маленьких гениев. Наша семья, не ставя перед собой цель вырастить вундеркинда, старалась, как могла, заполнить знаниями быстро растущий мозг любознательного малыша.

Чем ещё и как мы занимались с Сашенькой дальше - это отдельная тема. Чтобы закончить тему чтения, мне необходимо добавить, что с появлением нового жителя планеты под именем Дима, наши занятия чтением временно отошли на второй план. Мы старались выкроить время каждый день и посмотреть следующие страницы Азбуки, где шли уже тексты, но всё-таки это было не то. Саша читал отдельные слова, потом о чём-то задумывался надолго, потом начинал читать отдельные слоги, хотя уже мог прочесть слово целиком. А потом просыпался Центр домашней Вселенной, и все занятия катились, сами понимаете куда... правильно - нашей полосатой кошке под хвост. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тормозом в обучении на том этапе служил сильный детский стресс, вызванный появлением брата. Начиналась посильная борьба за мамино внимание: если читать хорошо и быстро - мама послушает, похвалит, закроет книжку и уйдёт к этому звонко кричащему свёрточку. А если читать медленно, то и дело, спотыкаясь, запутываться в слогах - тогда мама посидит подольше, поговорит, покажет много разных картинок, попросит придумать рассказ по нарисованной картинке, сама расскажет что-нибудь интересное. Вот за это и стоит показать себя нерадивым учеником. Ежедневные занятия по чтению я решила прекратить и дать Саньке возможность самому захотеть их возобновления. Стихи и сказки в моём исполнении оба сына слушали, затаив дыхание. С моих слов Саша наизусть от первого до последнего слова знал "Тараканище" и "Мойдодыр" Чуковского, "Усатый-полосатый" Маршака и невероятное множество стихов на одну страничку, таких как "Кот Василий", "Мефодий" и другие. Так прошло десять месяцев. И вот в одно прекрасное утро он, удобно расположившись на полу с Азбукой в руках, нашёл страницы со стихами и бегло их прочитал. Затем выбрал текст посимпатичнее и тоже его прочитал. Кризис миновал.

С тех пор он читает всё, что ему попадается на глаза. И если у других родителей были проблемы с выбором литературы - что бы такое дать, чтобы ребёнок заинтересовался и почитал, то у нас всегда стояла проблема - вовремя заметить, что сын читает, и заменить более приемлемой по его возрасту литературой. Оговорюсь сразу же, чтобы никто не истолковал превратно, что положенную ему по возрасту литературу: сказки, детские рассказики о животных, произведения детских классиков и т. п. литературу сын читал само собой. В шесть лет он почему-то сильно заинтересовался вопросом религии и Бога вообще, хотя наша семья неверующая и никогда таких разговоров в доме не велось. Но, если ребёнок интересуется, значит так нужно, и я купила ему подарочное издание Детской Библии. Книга была большого формата, содержала где-то около 160 страниц, написанных к тому же под старину с Ъ и Ять. За месяц он её прочитал. Хотя уже учился в школе, домой приходил после 16-00, и временем особо не располагал. В 7 лет, отправляя Сашу погостить у сестры моего мужа (к тому времени уже бывшего), я купила ему "Волшебный голос Джельсомино", наивно полагая, что ему хватит книжки на пять дней. Он прочёл её в три дня и начал читать "Трёх танкистов и собаку", найденные у тёти. В 9 лет Саша прочитал всех "Мушкетёров" - 4 тома. Я вспоминаю сейчас только те моменты, которые меня потрясли, и потому крепко запомнились. Нужно было бы мне, нерадивой мамочке, завести большую красивую тетрадь и вписывать в неё все книги, прочитанные моим первенцем. Но, увы! Сейчас Саше 14 лет. К настоящему моменту, я думаю, количество прочитанных Санькой книг, перевалило за 700. Как я это определила? Очень просто - подошла к нашим книжным шкафам и прикинула, сколько в них книг. Отбросила кулинарные книги, строго научные, словари и любовные романы. Всё остальное он прочёл. Прибавила треть от получившегося количества - это книги, которые брались за все эти годы в библиотеке или у друзей. В последнее время к книгам добавились газеты, журналы. Преобладает компьютерная тематика, хотя с не меньшим удовольствием читается "GEO" и даже мой COSMO.

Дорогие мамы и папы! Прошу прощения за утомительно длинный рассказ, но почему-то мне всё казалось важным в нашем опыте обучения чтению. Я всегда была и есть сторонница раннего развития способностей детей. Ещё раз повторюсь - чем раньше мы начнём заполнять вверенный нам природой самый важный живой документ, тем качественнее окажется записанная информация, тем лучше заработает программа накопления знаний. Сейчас существует очень много методик раннего развития. Работы Г. Домана, Н. А. Зайцева, Никитиных являются наиболее популярными и широко у нас представленными. Совсем не обязательно слепо, до буквы, следовать их учениям. Дети у всех разные, и взгляды родителей на их обучение весьма различаются. Но, в любом случае, прежде чем решать, что для малыша хорошо, а что плохо, не мешает ознакомиться со всеми направлениями, которые разработаны специалистами. А, потом, ведь всегда можно придумать что-нибудь своё. Задумайтесь, кто ещё не решил. Ведь до пяти лет наши дети получают львиную долю информации из окружающего мира. Не обрекайте их на то, что оставшиеся % будут для них лишь обязательным стандартным набором знаний, наложенных на слабенькую основу.