По черногорскому небу с самого утра бродили мрачные тучи и уходить никуда не собирались.

Черногория, отдых с детьми

— А не разведать ли нам новую дорогу на Жабляк, про которую столько говорят? — предложила за завтраком мама.

— Давай. Погода все равно не пляжная. Устроим сегодня путешествие на целый день, — откликнулся папа и развернул карту. — Проедем по новой трассе, в районе Никшича уйдем на Подгорицу, заедем в Острог и через Скадарское озеро вернемся на побережье.

Папа почти всегда поддерживает мамины идеи, когда они не связаны с посещением магазинов. В магазины маму пускать нельзя, потому что она там теряется во времени и может бродить до закрытия. Наверняка и сейчас папа сам так активно взялся за маршрут путешествия, чтобы случайно не нарваться на какой-нибудь торговый центр. Даже я уже знаю, что мамины невинные предложения съездить в Котор или Герцег-Нови «побродить по старому городу» оборачиваются тем, что она исчезает в местных бутиках, откуда ее очень трудно вытащить.

А настоящее путешествие — это здорово. Мне нравится ездить там, где мы еще никогда не были. И Ромке тоже. Поэтому мы очень быстро собрались и поехали. Нашли нужный поворот и свернули на новенькую дорогу, уходящую в горы.

Через какое-то время встретили группу рабочих, которые натягивали на скалы сетки от камнепада. Папа вышел из машины, чтобы уточнить, верно ли мы едем. Рабочие покивали головами, и мы уверенно двинулись дальше.

— Вот это да! Какая красивая долина в горах! Потрясающе! — воскликнула мама, когда горы неожиданно расступились и дорога вышла на открытое место.

— Ага, — согласился папа. — Тут с десяток футбольных полей уместится.

Черногория 2015

Тем временем показалась деревня.

— Гра-хо-во, — прочитала я на табличке.

— Слушай, так это же то самое Грахово, которое расписывают как поселение для русских фермеров, — оживился папа. — Я читал, что это будет настоящая русская деревня.

— Ну, не знаю. Не сказала бы, что «здесь русский дух, здесь Русью пахнет» — недоверчиво сказала мама, глядя на пустые расчерченные квадраты земли и двух мужичков, явно местных, попивающих кофе на веранде небольшого домика из старого камня.

Тем временем мы выехали из Грахово, опять поднялись в гору и через пару минут оказались на развилке. Та дорога, что шла левее, была почти перекрыта двумя бульдозерами. Людей не было. Мы поехали по правой.

— По-моему, мы сейчас в ту же деревню вернемся, — подал голос Ромка. Так и есть, дорога еще раз свернула вправо, и мы въехали в то же самое Грахово с боковой улицы.

Отдых в Черногории

Папа вышел из машины уточнить у местных, куда же нам все-таки ехать. Как выяснилось, ехать надо было туда, где стояли бульдозеры. Двигаемся дальше по уже знакомой дороге и упираемся в знакомую развилку. Там в задумчивости стоит небольшой джип. Папа, мама — и мальчик лет десяти из окна высовывается. Возле бульдозеров никого нет.

— Итальянцы, — кивает мама на номера джипа. — Их-то как сюда занесло?

Из машины вылезает растерянный дядька и что-то начинает тараторить. По-итальянски папа с мамой не понимают.

— Инглиш, дойч, српски? — предлагает папа варианты общения.

— Инглиш! — радостно кричит итальянец и сообщает, что ищет дорогу на Никшич. Папа говорит, что мы едем туда же, и показывает на левую дорогу.

— Можно мы за вами поедем?

— Конечно!

— Откуда вы?

— Раша, — говорит папа. — Потомки Ивана Сусанина. — добавляет зачем-то по-русски, садясь в машину.

— Они и так напуганы, ты им еще про Ивана Сусанина расскажи! — смеется мама.

— А кто такой Иван Сусанин? — спрашиваю я. Мы трогаемся с места, кое-как объезжаем бульдозеры, и мама рассказывает мне историю, как давным-давно была война, враги поймали Ивана Сусанина и хотели заставить его показать им дорогу. А он завел их в страшные болота, где они все и погибли.

Черногория, отзыв о поездке в горы;

Пока мама рассказывала, мы проехали еще несколько километров и снова уперлись в препятствие. Два экскаватора разрыли дорогу полностью. Дальше проезда не было. С экскаватора спустился водитель и подошел к нам.

— На Никшич не можно! — качает головой.

— Сами видим, что не можно. А где можно-то? — интересуется папа. Из второй машины вышел итальянец и с ужасом посмотрел на огромную яму.

Тем временем экскаваторщик стал на земле рисовать, куда нам нужно вернуться, чтобы попасть на старый проселок, который выведет на асфальтовую дорогу на Никшич.

— В принципе, я понял, — сказал папа. — этот проселок в полутора-двух километрах отсюда. Найдем.

— А может, вообще назад вернемся? — спросил Ромка.

— Не-а. Назад дороги нет. Приключения только начинаются, — сказал папа.

— Почему?

— До ближайшей заправки на обратном пути бензина не хватит, — показала мама на датчик. — Кто ж знал, что на новой дороге ни одной заправки нет. Так что мы должны добраться до Никшича.

Черногория, погода

Мы все-таки нашли этот проселок. Свернули. Навстречу — ни одной машины. По пути — ни одной деревни, только изредка в стороне от дороги попадались один-два старых домика и несколько коз. Ехали молча и все время посматривали, сколько осталось бензина. Приключение приключением, но застрять в горах, в безлюдном месте папа с мамой, наверно, не планировали.

Когда, наконец, выбрались на шоссе, специальная лампочка, которая показывает, что пора заправляться, горела уже давно. Но бензина нам хватило. Увидев на дороге заправку, мы остановились и вышли перевести дух. Справа было огромное озеро — Слано езеро, а за ним виднелся и Никшич.

Итальянцы, которые так и ехали за нами, притормозили, поблагодарили за компанию, помахали руками и радостно умчались. А мы сфотографировались на фоне озера, заправились и весело покатили дальше. Всю дорогу шутили и смеялись. Нам казалось, все трудности уже позади. Но это только казалось. Мы и представить себе не могли, какая гроза ждет нас вечером. Но это уже другая история.