Содержание:

Что значит счастлив? Обеспечен, достиг всего, чего желал, добился успеха? Или — спокоен, умиротворен, расслаблен? Полагается ли нам счастье по праву рождения или его надо зарабатывать тяжелым трудом? Знаменитый психолог, знающий все о стрессе и умеющий лечить депрессию и избавлять от вредных привычек, делится научным определением счастья.

Четыре составляющих счастья

В течение последних 15 лет ученые задают американцам один и тот же вопрос о степени личного счастья, и каждый следующий год процент тех, кто говорит, что счастлив, неуклонно падает.

Такие «непризнанные несчастья», по моему профессиональному опыту, становятся причиной скрытых саморазрушающих поступков: зависимости от азартных игр, беспорядочных половых связей, неумеренных расходов, переедания, тайного пьянства. За всем этим скрываются эмоциональный голод, желание встряхнуться, потребность заполнить пустоту — и все это не осознается до конца.

К содержанию

В ловушке эволюции

Генетически мы не запрограммированы на счастье. Эволюции нет дела до нашего счастья, пока мы способны производить себе подобных. В этом, по моему мнению, и состоит наша генетическая программа: хотеть того, что связано с эволюционным успехом, то есть иметь много детей и большую семью.

В традиционном обществе женщины считались привлекательными для мужчин, если они были молоды и сексуальны. Женщины предпочитали выбирать мужчин, имеющих власть и положение или хотя бы перспективу на что-то из этого.

Соответственно, в мужчинах заложена потребность добиваться власти и статуса, а в женщинах — стремление выглядеть сексуально и молодо. И мозг втягивает нас в тяжелую работу, заставляя думать, что именно эти вещи сделают нас счастливыми. Однако это не так. Эти принципы существования способны повысить вероятность перехода наших генов к следующему поколению, но они же превращают нас в вечно соперничающих, алчных, неуверенных и завистливых людей.

Реклама использует эти свойства, извлекая из них максимальную выгоду. Каким бы ни был продукт, реклама сообщает, что он прибавит нам восхищения, сексуальности, власти и здоровья, а без него мы потеряем часть своей полноценности. Главная задача рекламы — заставить нас купить то, в чем мы не нуждаемся, или приобрести более дорогой вариант нужного нам товара. И самый лучший способ это сделать — связать пропагандируемый продукт с тем, на что мы запрограммированы: с силой, положением или красотой.

К содержанию

Почему нельзя купить счастье

Таков принцип рекламы: вы можете купить счастье. Написав об этом целую книгу, я думаю, что могу авторитетно утверждать: это невозможно. Меркантильность приводит к разнообразным видам несчастий, которые следовало бы сократить.

Человеку свойственна приспособляемость. В целом это хорошее качество: когда обстоятельства вокруг нас меняются, мы способны быстро адаптироваться к изменениям и возвращаться к своему обычному состоянию и взгляду на жизнь. Но оно работает против нас, когда речь заходит о материальных благах: что бы мы ни делали — купили новую машину или поехали в отпуск, — мы способны радоваться этому лишь короткое время, а затем ощущение счастья быстро проходит, и мы возвращаемся туда, откуда начали.

Еще одно печальное явление: экономисты обнаружили, что боль, которую мы испытываем при потере чего-то, перевешивает любую радость, испытанную нами при первоначальном приобретении этой вещи. Если вы купили чашку за 3,5 доллара, то возможно, не захотите расставаться с ней и за 6 долларов. Иными словами, придаете некой вещи мистический смысл. Если купили новый BMW, а потом потеряли работу, вы придете в ярость из-за того, что вам придется вернуться к прежней экономной машине, даже если раньше она вас вполне устраивала. Потеря денег или статуса вызывает ощущение поражения, несоизмеримое с ощущением успеха при обретении того же.

Почему нельзя купить счастье

К содержанию

Что такое счастье

Настоящее счастье — это процесс, способ существования, который состоит из следующих четырех качеств:

  • способность радоваться всему хорошему;
  • способность испытывать удовлетворение, когда мы чего-то добились;
  • почти полное отсутствие страданий;
  • осмысленность и целеполагание.

Мои дедушки и бабушки, а возможно, и ваши, воспринимали жизнь совсем иначе, чем мы сегодня. Родившись в начале прошлого века, они никогда и не думали, что их жизнь будет легкой. Они знали, что счастье — это скорее вопрос собственного отношения.

Мои деды трудились на заводах, имея среднюю квалификацию, и считали большой удачей иметь постоянную работу, которая помогала их семьям пережить Великую депрессию. Мои бабушки были домохозяйками, постоянно занятыми делом: они готовили, делали запасы, консервировали, убирали дом, и это занимало все их время.

Никто не был доволен своей работой. При этом мои дедушки, бабушки и их поколение умели радоваться жизни, хотя они понимали, что все время радоваться невозможно. Но те, кто следуют за нами, считают, что счастье — это то, что мы получаем по праву рождения. Поэтому сейчас, если мы не можем быть счастливыми постоянно, то начинаем считать себя неполноценными.