Содержание:

Последние несколько месяцев до отпуска мы все размышляли над тем, стоит ли третий раз ехать в те же самые места. Мы думали, спорили, представляли, рассуждали и искали новые подходящие стоянки. Но, как мы ни крутили, все выходило, что лучше Тарханкута и Веселого нам не найти. Так получилось, что друзья по семейным обстоятельствам не могли выбраться в привычные сроки в конце июня, а только на неделю позже. Тогда мы и решили, что это — отличная возможность продлить отпуск на неделю, отдохнув сначала самостоятельно, а потом еще и с друзьями. Уже давненько я посматривала в сторону Аскании-Нова. Очень хотелось сделать небольшой крюк и заглянуть в этот степной заповедник. Но была одна крошечная загвоздка — нужно было где-то переночевать по пути из Аскании в Крым. Решение оказалось очевидным: переночевать на Арабатской стрелке. Тем более, что в этих краях мы еще не были, и разведать, что там и к чему, было совсем не лишним. Вот так и получилось, что сначала мы оказались не на Черном, а на Азовском море. Но обо всем по порядку...

К содержанию

Оазис в степи

Бродяги юга. Третий сезонВыехали, как обычно, в три часа ночи. Дорога пролетела быстро и неутомительно. Поворот на Асканию — и многокилометровая желтая степь за окнами. Но вот впереди указатели и густые зеленые заросли за забором. Такой себе настоящий оазис среди херсонских степей. Сам биосферный заповедник — это и есть участок степи, где прижились африканские зебры, азиатские сайгаки и другие копытные животные, ранее никогда здесь не обитавшие. Туристам для осмотра предлагаются зоопарк и дендрологический парк, расположенные на территории заповедника. Что-то никак не вспоминанеется стоимость билетов, но совершенно точно, цена вполне приемлема. Видео- и фотосъемка разрешена за дополнительную оплату. Мы не стали экономить на этом, чтобы потом всякий раз не прятать камеру за спину. К тому же, и стоила съемка всего 10 гривен. Правда, никто у нас эту квитанцию не спрашивал. По зоопарку можно пройтись в составе группы с экскурсоводом. Послушать экскурсию было бы очень интересно, но мы устали с дороги, и было большое желание просто спокойно погулять в тишине. Это вполне удалось. Я немного боялась, что асканийский зоопарк покажется нам, жителям крупного города с большим зоопарком, мягко говоря, скучным. К счастью, мои опасения не оправдались. Зоопарк не очень большой, но живности в нем много. В основном, это птицы и копытные. Особый шик придают разгуливающие просто под ногами павлины. Их много, они везде: на асфальтовых дорожках, на заборах, на деревьях. Павлины с удовольствием позируют, распускают шикарные хвосты, безобразно, пронзительно кричат и подпускают всех желающих почти вплотную. За одной из оград нами было замечено расписное перышко. Оказывается, Жар-птицы тоже линяют. Маша слезно умоляла его достать для коллекции (она собирает птичьи перья), и муж даже несколько раз порывался перемахнуть через заборчик, но все-таки перо осталось лежать нетронутым. Зато получилась замечательная фотография.

Бродяги юга. Третий сезонВ многочисленных прудах плавают утки всяческих пород и расцветок, белые и черные лебеди грациозно выгибают шеи и не отказываются принять угощение из рук. Фламинго смешно стоят на одной ноге, спрятав шеи под крыло. Цвет у них не розовый, лишь слегка розоватый. Но это и понятно. Розовые они не от рождения, а благодаря креветкам, которыми птицы кормятся в естественной среде. Бродим по тенистым аллейкам вдоль прудов и вольеров с животными, фотографируем, отдыхаем на скамейке, снова фотографируем и идем дальше. Филин поражает воображение своими гигантскими размерами и умными, совсем не птичьими глазами. Он надулся, распустил перья, растопырил крылья. Смотрит внимательно и хищно, оранжевые глаза совсем не мигают. Серьезная птица. Много копытных животных: зебры, всевозможные антилопы, козлы, бараны, ослики, дикие лошади, овцебыки и даже совершенно невообразимые животные — гибриды домашних коров и диких копытных животных.

Одним словом, нам понравилось. В жаркий день да после раскаленной степи гулять здесь очень приятно. На выходе из зоопарка развернулся базарчик с сувенирами, брошюрами и прочей местной атрибутикой. Он тут же был атакован нашими девочками, падкими до всякой ерунды. Маша на собственные накопленные деньги купила себе меховую белку и деревянную извивающуюся змею. Катерина отхватила брелок с надписью Аскания-Нова для ключей и символический магнит на холодильник с зебрячьей мордой. Ну, это ладно. Магниты из тех мест, где бываем, мы всегда привозим. Надо отметить, что цены меня приятно удивили. Очень демократичные цены. Пожалуй, даже дома все эти безделушки стоили бы куда дороже. Вот на этой оптимистической ноте мы и покинули гостеприимный уголок Херсонщины, напоследок сжевав по мороженому. Дальше наш путь лежал в Геническ.

К содержанию

Белки на Стрелке

Долетели быстро и без приключений. Заблудиться невозможно: дорога прямая, указателей много. За мостами потянулась дорога из бетонных плит и аскетические пейзажи степного Азова и Сиваша. Проехали Генгорку. Она в наши планы не входит. Плотными рядами вдоль моря растут домики, домишки, дворцы, водонапорные башни и островки зеленых насаждений. Все это — базы отдыха, пансионаты и даже современные отели. "Там хорошо, но мне туда не надо..." Возле Счастливцева свернули на какую-то дорогу к морю и выехали прямиком к довольно протяженному кемпингу. Здесь есть вода, туалеты, души и даже предмет особой гордости — дискотека! Но палатка здесь стоит на палатке, народ шумит, музыка гремит и, в общем, нет никакого желания больше задерживаться в этом месте. Подальше от цивилизации, на волю, в пампасы! "Пампасы" обнаруживаются на подъездах к Стрелковому. Пустынный берег, палаток почти нет. Неспокойное, мутное, ветреное море, чистенький пляж из мелкого ракушечника, россыпи больших и маленьких ракушек, полоска пожухлой травы с колючками, пески да заросшее тростником болото — вот скромное обаяние Арабатской стрелки. Находим ровное место, ставим палатку, разгружаем вещи. Все, отдыхаем!

С утра море чистое, почти прозрачное. Ветер стихает, волны не плещут. К обеду поднимается легкий ветерок, затем он крепчает, баламутит море, неприятно обдувает мокрое тело. К вечеру ветер и море вновь успокаиваются, а на следующее утро цикл повторяется. Видимо, такая погода здесь постоянно. Несмотря на довольно скудную природу, Арабатка имеет свое очарование. Море здесь не слишком мелкое, ходить по перетертой ракушке приятно. В воде у берега копошатся бычки и рыбы-иглы. Бесконечные пустынные пляжи тянутся в обе стороны и напоминают этой бесконечностью мой любимый Тарханкут. Особенно красиво на закате, когда вечернее солнце мягко освещает море и берег, и все вокруг становится теплым и нежным. Даже колючки. Тени сглаживаются, уменьшается контрастность, появляются полутона. И фотографии именно в это время получаются особенно выразительными.

Бродяги юга. Третий сезонЗдесь нет ни капли тени, так что навес — вещь незаменимая. И с дровами здесь туго. Но при некотором опыте, активности и везении раздобыть достаточно сухих веток для поджаривания курицы вполне реально. Чайки и крачки стаями кружат над морем, бросаясь вниз головой в поисках рыбешек. И целые стаи гусей пролетают в небе неровными клиньями. Наверное, летят на Бирючий остров. На Арабатке мы впервые испытали на прочность нашу новую палатку. Детвора растет, и в старой трехместной нам стало уже тесновато. Да и захотелось чего-нибудь побольше, посолиднее да понадежнее. Вот так и появился у нас "Pinguin Campus 4" — кемпинговая четырехместная палаточка. Не слишком большая, но и маленькой не назовешь. В один из вечеров со стороны Геническа поползли черные грозовые тучи. Разыгрался нешуточный спор о том, будет дождь или нет. Хорошо, что я все-таки положилась на собственную интуицию и убрала вещи в палатку и машину. Буря налетела внезапно, сильными порывами и с косым проливным дождем. Ветер рвал палатку, холодный дождь барабанил по крыше и стенам. Наверное, не все смогут меня понять, но какое же это неописуемое счастье — сидеть в палатке, стряхивая с волос и голых плеч капельки дождя и прислушиваться к тому, как бушует снаружи непогода, как лупят по крыше и стенам тяжелые дождевые капли, как порывистый ветер пытается сорвать палатку, будто досадную преграду на своем пути. И ты понимаешь, что именно это и есть жизнь. В подобные моменты она ощущается по-настоящему остро. И ты испытываешь бешеную радость от этого открытия, как будто невидимая энергия природы наполняет тебя вместе с потоками дождя... Минут через 20 все стихло, и из уютного тепла палатки мы выбрались в пронзительно холодный мир. Палатка на славу выдержала испытание, и это радовало, потому что впереди были еще три недели жизни под открытым небом. А погода этим летом что-то слишком нестабильная...

Сказать по правде, на Арабатке хорошо, но скучновато. Хотя сюда вполне можно приехать на несколько дней с хорошей компанией. Тем более, что добираться нам сюда гораздо ближе, чем до Крыма. Надумал вдруг в августе: а не съездить ли на море на выходные? Взял пару отгулов — и на Арабатку. Еще бы бензин был подешевле... Но развлечения всегда можно найти. Вот, например, прогулялись мы с Машкой по пляжу, насобирали целый букет птичьих перьев, да и сделали из него индейский головной убор на скорую руку. Жаль только, что боевую раскраску не успели нанести. Было это перед тем самым памятным дождем. Хорошо, что хоть сфотографироваться успели. Хотела я потом на Тарханкуте доделать костюм до конца, соорудив юбку из травы. Но во время очередного переезда перья мы где-то потеряли.

Еще рыбакам здесь хорошо. Я, признаться, рыбу ловить очень люблю, да только со снастями возиться не умею. А тут наблюдали мы однажды вечером интересную картинку. Видимо, какой-то особый, хитрый местный способ ловли рыбы. Приехали ребята на машине, привезли полный багажник какой-то экибаны. Точнее, некое степное растение, навязанное большими вениками. Десятка три этих пучков они разложили вдоль берега на расстоянии 5-10 метров друг от друга, связали веревками, прикрепили камни, а потом затянули в море. Через некоторое время рыбаки стали ходить вдоль берега с сетью. Что было дальше, мы смотреть не стали — спать ушли. Наутро рыбаков не было, кусты в море остались и очень мешали купаться, потому что в мутной воде их было не видно, а ноги всякий раз за них цеплялись. Мало того, после шторма уже побелевшие от соли кусты всплыли вдруг по всей поверхности моря. Такая забава с вениками здесь весьма распространена. Похоже, что специфический запах растений приманивает к берегу какую-то рыбу, которую потом ловят сетью. Другого объяснения нам найти не удалось.

Бродяги юга. Третий сезонСамое большое наказание Арабатки — это комары. Днем они прячутся в заболоченных зарослях вдоль дороги, и, пока светит солнце, не показывают оттуда даже носа. Но едва солнечный диск окончательно падает за горизонт, ночные кровопийцы выбираются из своих комариных болот. Комаров много. Но всяческие репелленты вполне от них помогают. А еще в последний день стоянки на Арабатке, когда почти все вещи были упакованы, прилетел маленький "кукурузник". Он пролетел над машиной и палаткой, едва не зацепив их крылом, и стал поливать камыши какой-то комариной отравой. Видимо, борьба с комарами поставлена здесь на серьезную основу. Самолетик летал туда и обратно, снова и снова, а мы наблюдали эту сказочную картинку, в глубине души мечтая поскорее сесть в машину и убраться отсюда подальше. Мы, конечно, не комары, но мало ли...

Арабатка стала нашим пристанищем на три дня, а потом мы собрали вещи и покатили в Крым на поиски новых приключений. Следующим местом стоянки была избрана бухта Ласпи. Давно мы в нее собирались, да все как-то не получалось. Правда, еще подумывали насчет Инжира, но не решились. У нас уже была назначена через 4 дня встреча с друзьями на Тарханкуте. А на Инжире, если вдруг шторм, можно застрять надолго.

К содержанию

Веселый Батилиман

Добирались мы до Ласпи долго, потому что особо не спешили — запаса времени хватало. Сначала решили заехать со стороны пансионата Изумруд. Красивая здесь дорога, да больно крутая. На спуске задымились тормоза, пришлось сделать вынужденную остановку. Оставили детей у машины, а сами пошли вниз пешком. Гигантское строительство не то гостиницы, не то многоквартирного дома полностью изуродовало большущий участок берега. И сразу почему-то расхотелось здесь оставаться. Хотя и стоянка для машин есть, и площадка под палатки расчищена, и можжевельник вовсю пахнет. Постояв у моря, поглядев на неуютный каменистый пляж, решаем все-таки ехать в Батилиман. Там хоть и народу полно, да посимпатичнее как-то.

Бродяги юга. Третий сезонВ Батилимане все без изменений, только цены за стоянку выросли. Оставляем машину и отправляемся вместе с лесником искать место под палатку. Людей много, хотя палатки прячутся друг от друга среди деревьев, и, кажется, что никто никому не мешает. Предложенная площадка для нашей палатки явно маловата. Но она уютная, и до пляжа от нее недалеко. Есть только один выход — брать лопату и срезать часть склона, выравнивая и расширяя площадку. Час активной работы — и вот уже палатку удалось впихнуть. Да только не вдоль, а поперек. Иначе никак. И чтобы не скатываться ночью друг на друга, спать нам тоже пришлось поперек палатки. Ну да ладно, это мелочи. Зато от можжевельников над палаткой замечательная тень, днем будет не жарко. Перетаскиваем часть вещей от машины, разбиваем нехитрый лагерь и идем к морю. Вот тут нас ждало разочарование. Оказалось, что после недавнего шторма вода в море +10. Это было обидно. Очень уж хотелось прогуляться по замечательным ласпинским бухточкам с чистейшей водой, понырять с маской. Но вода настолько холодная, что в нее страшно даже заходить. Ноги мгновенно сводит судорогой. Что же остается? Загорать, наслаждаться окружающей красотой, гулять и надеяться, что за четыре дня вода все-таки потеплеет.

Прогулки по Ласпи — штука увлекательная. Народ здесь отдыхает интересный. Многочисленные детские палаточные лагеря, многодетные родители с детишками самых разных возрастов, даже с крошечными грудничками, молодежь и подростки, нудисты, просто семьи и компании, всяческие неформальные организации, в том числе и религиозные — вот что такое Ласпи. Сверху бухты кажутся просто райскими уголками, но все они заселены. Спускаемся в одну из них по сыпучему склону. Вода просто притягивает своей изумрудной чистотой, солнце печет немилосердно, а вдоволь накупаться невозможно. Можно только заскочить и тут же выбежать. Лежим на раскаленных камнях, слушаем плеск волн и топаем дальше на собственную экскурсию по этому райскому месту. Цикады в зарослях можжевельника стрекочут невыносимо громко, и Маша сообщает, что у нее уже болит голова и сейчас она сойдет с ума. Приходится даже временно закрыть ей уши кусочками ваты. Только после этого капризы прекращаются. Днем все мое семейство заваливается в палатку спать, а я пристраиваю шезлонг в тени можжевельников, пью кофе, слушаю цикад, читаю и улыбаюсь солнечным бликам на лице. В эти минуты мне кажется совершенно невозможным, что где-то на свете есть города с их пылью и шумом, что где-то люди ходят на работу, и что у этих людей ежедневно случаются стрессы и прочие вселенские катастрофы. Может, такое и есть где-то на белом свете, но это далеко, очень далеко, за многие тысячи и тысячи километров... Я давно не испытывала такого наслаждения от отдыха, как в Ласпи. Ну и черт с ним, с морем! Пусть остается холодным...

Бродяги юга. Третий сезонКогда дневная жара сменяется вечерней прохладой, Ласпи становится еще красивее. Тени от костра пляшут на сплетенных можжевеловых ветках и летят верх, к зажигающимся звездам. Вот где-то вверху, над нами, зазвенела гитара, и молодые стройные голоса затянули веселую песню. Катя радуется: "Ой, как классно, гитара!!!" Но легкий ветерок доносит слова песни: "Ты наш спаситель, ты наш Иисус" или что-то в этом духе. Да уж... А однажды поздно вечером, когда мы уже улеглись спать, послышался высокий женский голос где-то неподалеку. Сначала мы думали, что это снова какие-то религиозные песнопения. Но удивительный голос исполнял оперные арии. Он набирал силу, переливался разными тембрами и оттенками, и от него вибрировал окружающий воздух и все внутри, а по телу бежали "мурашки". Послышались аплодисменты, новая ария, а под конец знаменитый "Соловей" Алябьева. Когда концерт закончился, мы все еще пребывали под впечатлением. И особенно удивительно было слушать оперную диву, лежа в палатке в таком странном месте.

Бродяги юга. Третий сезонВода теплеть никак не хотела, а просто сидеть на пляже — удовольствие сомнительное. У нас было описание подъема на Куш-Каю — скалу над Батилиманом. Да еще подъем начинался аккурат от нашей палатки. Как же тут не сходить? Позавтракав и прихватив с собой запас бутербродов, мы выдвинулись в мини-поход. По описанию путь был не слишком далек, поэтому мы решили, что двух литров воды нам вполне хватит. Глупое это было решение, не рассчитали, да и денек выдался на редкость жарким... По крутому подъему взобрались к Турецкой поляне, затем выбрались на старую турецкую дорогу. Подъем по раскаленному серпантину стал не самым приятным участком пути, хотя дорога эта сказочно красива. Машка периодически начинает стонать, что ей жарко, что она устала, что идти больше не может. Делаем небольшие передышки в тени деревьев и топаем дальше. Наконец находим то место, где нужно свернуть с дороги. Небольшой подъем — и через живописную расселину попадаем на уютную полянку. Родник здесь давно пересох от жары, а был бы он сейчас весьма кстати. Потом была долгая дорога через лес, где подъемы сменялись относительно ровными участками. Лес то сосновый, то лиственный, то заросли кустарника, то земляничник, то причудливые старые буки и тисы, среди которых попадаются настоящие шедевры. Идти под сенью листвы приятно, но вода потихоньку заканчивается, а Маша устает все больше. Понятно, что повернуть назад никак невозможно. Тем более, что до вершины, скорее всего, осталось совсем немного. Как бы не так! Тропинка круто забирает вверх. Сначала подниматься по ней легко. Но постепенно ноги начинают протестовать, а ожидаемого пологого участка все нет. Тропинка продолжает круто ползти вверх, а мы, соответственно, ползти по ней. Маша устраивает сидячую забастовку, и нам приходится на ходу придумывать невероятные истории о мужественных туристах, которые идут вперед, не смотря на нечеловеческие трудности, несут за плечами неподъемные рюкзаки и при этом никогда не стонут. Конечно, Машке обидно вернуться назад, не дойдя до вершины. Таким "подвигом" перед одноклассниками не похвастаешь. Она мужественно отрывает себя от поросшего мхом камня и плетется дальше. На короткое время помогает старый туристский прием — петь песни. Я, Маша и Катя хором затягиваем дурацкую докучную песню о деревьях и кусте: "Дерево, а за деревом дерево, а за деревом дерево, а за деревом — куст! А за ним еще дерево, а за деревом дерево..." Так и поднимаемся, короткими перебежками от передышки до передышки. Надо сказать, что устали мы, да. Непрост подъем на Куш-Кая, резковато идет набор высоты. Да и воду всю давно выпили... Но вот, в конце концов, появляется синяя маркировка, и мы вздыхаем с облегчением. Теперь уже осталось чуть-чуть. Впереди остатки разрушенного строения, внутри иконка и, о чудо, возле нее горит свеча! Выходим на полянку с кострищем, еще один рывок — и мы на просторе яйлы. Маша рада своей победе, но обед прежде всего! Приходится вытаскивать бутерброды и срочно кормить проголодавшегося туриста. Безусловно, великолепный вид на Ласпи, который открывается сверху, стоит затраченных усилий. Сначала облака висят над головой, но потом они опускаются вниз, и вот ты уже выше облаков. Море синеет далеко внизу. И многое бы отдал сейчас, что бы опустить разгоряченное тело в его бесконечную синь. Пусть даже и холодную. А с другой стороны вдали очерчивается мыс Фиолент, а под ним, внизу Яшмовый пляж. Пляжа сверху не видно. Но я знаю, он там есть. И лежат на нем бесконечно спокойные и почти вечные разноцветные камешки, как россыпи драгоценной яшмы. Полчаса наверху — и усталости как не бывало. Спускаясь, мы все удивляемся, как могли столько подниматься. Спуск настолько крут, что временами приходится передвигаться перебежками, цепляясь руками за любые мало-мальски подходящие опоры: ветки, корни, пни, кусты. Дальше все в обратном порядке: тропка через лес, знакомые туры из камней на поворотах, чудесная полянка у скалы с расселиной, серпантин турецкой дороги. Спускаемся быстро, подгоняемые сильнейшей жаждой, как кони, чувствующие близкий водопой. На Турецкой поляне нас ждет заслуженная награда — бутылка ледяной Колы, купленная в кафе. Ох, как же в Ласпи цены кусаются. Знали бы — запаслись продуктами и пивом более капитально. Завершающий рывок — спуск в палаточный лагерь. Последние метры пути почему-то самые сложные. Ноги совершенно отказываются слушаться, то и дело норовя подвернуться на сыпучей, скользкой тропе. Вот и палатка. Скорее на пляж!!! А вода-то чуть-чуть потеплела...

Бродяги юга. Третий сезонНа пляже у Маши каждый день новые подружки. С вечера останавливается прямо у моря какая-нибудь семья. Маленькая палаточка ютится среди камней. Маша знакомится с очередной девочкой, зная, что завтра, когда мы вновь придем сюда, на месте ее палатки будет стоять чья-то другая. Наверное, это невероятно грустно: играть, болтать, купаться с приятелем, ощущая единство и родство от схожего образа жизни и знать, что скажешь ему "спокойной ночи" и больше не увидишь никогда в жизни. И какое счастье примчаться на пляж и вдруг обнаружить, что вчерашняя подруга еще здесь, и будет здесь до самого вечера. Вместе с подружками Маша занята важным делом — спасением жуков-оленей. Их здесь очень много. И часто они попадают в море по неосторожности. Маша вылавливает жуков, сушит и отпускает на волю. Одного принесла ей я. Похоже, жук утонул. Он не шевелится. Маша горестно причитает над погибшим жуком, но через некоторое время я слышу ее радостные вопли: "Живой! Ой! Живой! Как хорошо, что живой! Живой!" И этот жук успешно отпущен в растущие поодаль кусты. А я не перестаю удивляться этой искренней радости от спасения маленького существа, этой неподдельной любви ко всему живому вокруг...

Бродяги юга. Третий сезонЧетыре дня в Ласпи пролетели незаметно. К концу четвертого дня ветер сменил свое направление, и вода стала теплеть. По крайней мере, уже можно было доплыть до ближайшего камня и обратно, не рискуя по пути замерзнуть. В последний вечер мы сидели в камнях у моря почти до темноты, поглядывая с опаской на черные тучи над Куш-Каей. Дождь был некстати. Утром мы собирались уезжать, да и склон над палаткой не внушал особого доверия. Небольшой дождь нам не страшен, но дожди в Крыму бывают разные... Когда стемнело, мы вернулись в лагерь, развели костер и долго сидели возле него, думая о том, что Ласпи — место своеобразное. И отдых здесь своеобразный. Но это совсем не плохо. И сюда стоит заглянуть еще разок.

Бродяги юга. Третий сезон...Рано утром зарядил дождь. Все небо было затянуто капитальными тучами, которые грязными клочьями клубились над скалами. Море штормило, дождь лил уверенно. Повздыхав немного, мы снова отправились спать. Собираться под проливным дождем было бессмысленно. Часам к 8 непогода слегка успокоилась. Пользуясь временной передышкой, мы, натянув дождевики, попили кофе и начали наскоро собирать вещи и таскать их к машине. Выехать с места стоянки оказалось задачей непростой. Нас капитально подперли еще 4 машины и нужно было разыскать владельцев, да собрать всех вместе, потому что иначе выбраться было совершенно невозможно. Мокрую палатку пришлось сложить кое-как и запихнуть в большой кулек, остаток вещей грузили под вновь начавшимся дождем. И несчастная мокрая Машка с голыми худыми несчастными коленками в несчастном плащике-дождевике несчастно дрожала на заднем сидении машины. Когда нам наконец-то удалось поместить все в багажник и распихать остаток вещей по салону, когда мы грязные и мокрые все-таки выехали со стоянки и помахали рукой Ласпи, нам оставалось только рассмеяться. Так мы не собирались еще никогда. Зато будет что вспомнить. Поднявшись наверх по крутому ласпинскому серпантину, мы выбрали небольшую полянку у дороги и остановились, что бы немного перепаковать вещи. Настроение было отличным, кофе в термосе — горячим и крепким, а впереди нас ждали еще 2 недели отдыха, любимый Тарханкут и встреча с друзьями. Они уже выехали из Харькова и были на полпути к Крыму...


Юлия Каспарова, ykasparova@mail.ru