Содержание:

Читать Часть I

К содержанию

Радости и горести дикой жизни

Бродяги югаНаш нынешний распорядок дня здорово отличался от привычного. Как обычно проходит отдых на нашем юге большинства курортников с детьми? Подъем часов в 8, приготовление завтрака, сам завтрак, сборы на море, переход до пляжа длиною в 10-20 минут, и, наконец, вы у моря. Сколько там натикало? 9-30? Это вы настоящие спринтеры! А людей-то на пляже - не протолкнуться, а места для подстилок - не отыскать, а солнышко-то уже вовсю припекает...

Сидишь, отыскиваешь среди множества ребячьих макушек в море свою, вредную, но родную макушку. Слушаешь доносящиеся справа, слева подробности чьей-то интимной жизни. Дуреешь от воплей в рупор, приглашающих что-то посетить. И, наконец, тратишь и тратишь деньги на пахлаву, орешки, побрякушки и прочее, совершенно ненужное. "Отдыхаешь", в общем, "расслабляешься"...

Часов в 11-12 отправляешься обратно по тому же маршруту. Во второй половине дня, когда чуть спадет жара - опять переход к морю. Опять все та же толпа отдыхающих, крикливых продавцов и разных товарищей, жаждущих осчастливить тебя ненавязчивым сервисом...

Нет, у нас все было иначе. Подъем в 6 часов. Собственно, можно бы и еще поспать, да солнышко не дает. Как припечет своими лучиками бок палатки - поневоле проснешься. Первым делом, даже толком не продрав глаза - в море. Как прозрачна вода ранним утром, как мягко освещает ее просыпающееся солнышко. Заходишь в воду в окружении сотен мелких рыбешек, которые испуганными брызгами рассыпаются в разные стороны, но тут же возвращаются обратно. И удовольствие от этого получаешь неописуемое!

Накупавшись, налюбовавшись восходом солнца, пройдясь по влажному песку и окончательно проснувшись, начинаешь потихоньку заниматься всякими бытовыми делами. Когда просыпаются дети, что они делают первым делом? Правильно, несутся в море. А что они делают пока, родители готовят завтрак? Плещутся в море! И только когда на столе появляются тарелки с горячей молочной кашей, они взбираются на холм и плюхаются за стол, даже не вытираясь.

Постепенно свыкаясь с диким образом жизни, я находила в нем все больше и больше достоинств. И то, что дети дышали морским воздухом 24 часа в сутки, целый день купались, а мы могли заниматься своими делами, поглядывая на них краем глаза с холма, было, наверное, самым главным достоинством. И ведь никуда не нужно ходить, в любое время дня и ночи - вот оно, море!

Утро второго дня посвятили благоустройству лагеря и уборке территории, так как песок у моря был буквально завален пластиком, стеклом и прочими атрибутами отдыха на природе определенной прослойки местных жителей. Собрали весь этот хлам на стометровом участке пляжа, снесли подальше от лагеря и сожгли. Мужчины тем временем соорудили умывальник из перевернутой пятилитровой бутылки и выкопали туалет.

Бродяги югаО, туалет - это отдельная история! Что такое самодельный туалет в степи? Яма, четыре палки и непрозрачная клеенка, закрывающая сооружение с трех сторон. Четвертая сторона открыта всем ветрам и смотрит в степь. Это - дверь. Добро пожаловать!

Ну, казалось бы, что тут особенного? Именно так мы и думали в первый день существования сего заведения. Но на следующий день, нас ждало невиданное зрелище. Яма почти до верху оказалась заполнена... жуками-навозниками. Это такие блестящие черные жуки внушительных размеров, которые с усердием занимались своим обычным делом - катали здоровенные шары сами понимаете из чего.

Сначала навозники повергли нас в состояние легкого шока. Но постепенно мы перестали обращать внимание и на них. А младшие дети были просто в восторге и бегали каждое утро поглядеть, подросли жуки или нет. В общем, такой естественный биотуалет получился. Одно слово: природа... мать наша...

Отсутствие холодильника вносит в жизнь свои коррективы. Поэтому готовить приходилось на один раз и ездить за продуктами ежедневно. Каждое утро привозили из деревни трехлитровую банку молока и яйца. Детворе на завтрак - молочная каша, взрослым - яичница с помидорами и кофе. Здорово пить кофе, сидя над морем и наблюдать за резвящимися дельфинами!

Вечерами жарили мясо на костре или варили полевую кашу с тушенкой, резали овощной салат. Пока взрослые возились с приготовлением мяса, детвора устраивала танцы возле моря в розовом свете уходящего на покой солнца. На песке так чудесно кувыркаться, учиться стоять на руках, делать сальто и колесо...

Бродяги югаПроголодавшиеся на свежем воздухе дети сметали ужин, а потом уже усаживались и мы, чтобы не спеша покушать, попить охлажденного в море винца, полюбоваться на встающую над морем луну. И еще долго в сгущающейся темноте висит над степью взрослый и детский смех... Постепенно дневные звуки сменяются ночными, степь не спит: звон кузнечиков, шорох в высокой траве от чьих-то торопливых лап, приглушенный писк, шелест крыльев ночной птицы, и еще множество других разнокалиберных звуков, которые окружают тебя со всех сторон...

Не обошлось и без неприятного происшествия. На третью ночь, поддавшись иллюзии полной безлюдности, а, значит, безопасности, мы поленились все прятать в палатки и машины, оставив столы, стулья, посуду и кое-какие вещи на улице. Ночью проснувшийся муж выглянул из палатки и увидел в кромешной темноте какую-то тень, сидящую на корточках и роющуюся в стопке посуды. На окрик тень отреагировала мгновенно: вскочила и метнулась вниз с холма.

Муж выскочил из палатки, продолжая выкрикивать какие-то угрозы, вроде "вот ты мне еще попадешься", осмотрел с фонариком место происшествия и не заметил ничего особенного. Казалось, что все вещи на месте. Только утром мы обнаружили пропажу: две пары ласт, маску и трубку, старое покрывало, пластиковую корзинку для пикников со стратегическим запасом продуктов в виде сырокопченой колбасы, консервов и специй, а так же тарелку с оставшимися после ужина кусочками хлеба и овощей.

Это было неприятно. И дело даже не в самой пропаже, хотя, конечно, ласты было жаль. Ощущение безопасности было безвозвратно утеряно. Но, если смотреть на все философски, даже в этом можно было найти положительные моменты. Это был урок номер два: если стоишь с палаткой в диком месте, все вещи на ночь нужно прятать. Не лишись мы малого, в другой раз, могли поплатиться большим. В ту ночь возле палатки стояла большая сумка с вещами. Видимо, ее просто не заметили...

К содержанию

Купание с дельфинами

Бродяги югаЭто стало настоящим событием. И не только для детей, а и для взрослых. Утром, когда детвора плескалась в море, приплыли два дельфина. Сначала зачарованные девчонки, затаив дыхание, стояли в воде у берега, наблюдая за играми и прыжками симпатичных созданий, а потом двинулись к ним навстречу.

С холма, где я стояла с камерой в руках, это зрелище выглядело просто потрясающим. Дельфины, очевидно преследуя косяк рыбы, подошли к самому берегу. На мелководье они просто не помещались в воде, скользя брюхом по дну и разрезая воду черным плавником. В прозрачном море их быстрые грациозные тела были видны, как на ладони, а на дне отчетливо вырисовывались черные тени.

В десяти метрах от маленьких пловцов, дельфины устроили настоящее шоу. Они плавали на спине, выпрыгивали из воды вслед за здоровенными рыбинами, пускали фонтаны и били по воде хвостами. Наблюдать за таким со стороны стало выше наших сил, и мы все тоже ринулись в море. А дельфины, похоже, решили поиграть. Они подпускали зрителей почти вплотную, выпрыгивая из воды в трех метрах от нас, а затем отплывали, что бы через секунду вновь вернуться для великолепного прыжка. Но вплотную подойти все-таки не давали.

Никто из нас никогда не видел дельфинов в море так близко. И это то зрелище, которое отпечатывается в памяти навсегда. Пожалуй, дельфинотерапия - действительно эффективная штука. Ту позитивную энергию, которая исходит от них, мы буквально испытали на себе.

Бродяги югаПосле этого случая дельфины приплывали каждый день. Трудно сказать, были ли это те самые дельфины, или какие-то другие животные. Но ждать их стало у детворы одним из любимых занятий. Правда, так близко к себе они нас больше не подпускали, но к берегу подходили почти вплотную и неизменно радовали своим великолепным представлением. Машка даже придумала себе речевку-кричалку-пыхтелку: "Я-я-я! Дельфины - Машины друзья!"

В последний день на Тарханкуте "Машины друзья" приплыли перед самым нашим отъездом, когда все вещи уже были уложены. Что это было? Неужели пришли попрощаться?

Итак, первые три дня погодка стояла просто замечательная: небо чистое, море теплое, ночи не душные. Но, продемонстрировав нам, что такое жара в степи, природа этим решила не ограничиваться и показать свой нрав, преподнеся уроки номер три и четыре.

К содержанию

Как Громово стало Ветровым

Бродяги югаВечер был на удивление ясный и теплый, но ночью началось что-то невообразимое. Проснулись мы от ощущения, что палатку вот-вот оторвет от земли и, подобно домику Элли, унесет если не в страну Жевунов, то уж в море - всенепременно. Ветер завывал и рвал палатку, стойки скрипели, казалось, что ткань не выдержит очередного порыва и лопнет по швам. К счастью, дети спали беспробудным сном. Они вообще этим отличались. Иначе, проснувшись, наверное, могли бы не на шутку испугаться.

Вместо того, чтобы принимать экстренные меры по борьбе со стихией, очень хотелось забраться в спальник с головой и никогда оттуда не вылезать. Чтобы не слышать этих бешеных порывов, чтобы сердце не замирало от страха... Но нужно было выбираться в черноту затянутой тучами ночи, вбивать дополнительные колышки, натягивать веревки, укреплять палатки.

И это был урок номер три: даже если ты отдыхаешь в таком месте, где ветры крайне редки, а Тарханкут к таким местам однозначно не относится, палатку нужно укреплять так, как будто объявлено штормовое предупреждение и ожидается ураганный ветер.

Спалось нам в ту ночь плохо. А я, слушая, как ужасающе хлопает и беснуется на ветру наш несчастный полосатый навес, все думала: а не стоит ли его снять? Оказалось, что снять его стоило. И это был четвертый урок: все, что обладает парусностью, на время ветра нужно очень прочно крепить, а, еще лучше, убирать.

В пять утра, когда я выбралась на свет божий, вместо одного из металлических колец в тенте зияла обтрепанная дыра, а две прочные алюминиевые стойки навеса были переломлены пополам. Остальные вот-вот ждала та же участь. Прочные... Это дома они нам казались прочными...

Пришлось срочно будить мужчин и спасать то, что еще осталось от навеса. Свернуть парус размером 3x3 на ураганном ветру оказалось непростой задачей. Приходилось прикладывать максимум усилий, чтобы удержать его в руках. И было просто не понятно, как его до сих пор не унесло в море... В общем, крепко досталось нам в ту ночь.

Бродяги югаДва дня дул сильный ветер. Море штормило, вода стала холодной. Хотя, у моря ветер был куда тише, чем в лагере на холме, он все равно очень утомлял. Кушать на открытом воздухе было просто невозможно. Любую посуду со стола мгновенно сдувало, да и сам стол постоянно опрокидывался. Пришлось перебраться в коридорчик палатки друзей и есть там.

Устав от постоянного ветра и холодного моря, решили съездить на озеро Донузлав. В прошлом году мы частенько там бывали... На Донузлав было страшно смотреть. Ветер одну за другой гнал рваные волны, вода была черной и мутной. Тогда мы оставили машину на трассе, и, перейдя через песчаную косу, вышли к морю. Но ветер был и здесь, он был везде!

Но, раз уж приехали, решили искупаться. Тем более, что место это совершенно дикое и очень красивое. Мы еще в прошлом году его присмотрели. Море здесь какое-то особенно синее, песок белый, а на песке - россыпи всевозможных ракушек. Дима с Машей первым делом отправились пугать стаю чаек, отдыхавших на берегу, а мы - купаться в ветреном море. На обратном пути, пока Дима рубил дрова для вечернего шашлыка, мы полюбовались стаей лебедей на Донузлаве.

На восьмой день стоянки на Тарханкуте, было решено переименовать Громово в Ветрово. Устав от постоянного ветра, который не стихал даже вечером, мы решили перебраться в какое-нибудь другое место, поспокойнее. Хотя уезжать отсюда не хотелось, ох, как не хотелось. Такой дикой природы и безлюдности в другом месте уже не будет.

На повестке дня стояло три пункта: Веселое, Морское, Приветное. По правде сказать, собираясь на отдых, мы планировали пожить в палатках всего недельку, а на оставшиеся десять дней снять жилье. Но после такой вольной жизни перебираться в дом не было абсолютно никакого желания. Связать себя какими-то условностями? Нет, это не для нас...

С утра начали собирать вещи, сворачивать палатки. Фотоаппарат на штатив - и последнее прощальное фото на фоне этого бесподобного синего моря. Монетки в воду, сентиментальные вздохи, воздушный поцелуй дельфинам - и в путь.

К содержанию

Эх, дороги...

Бродяги югаНа окраине Евпатории случилось то, что, в принципе, может случиться с любым автомобилистом во время длительного путешествия. Мы поломались. Ничего особо страшного, но как не вовремя... На полной скорости машина как будто споткнулась, дернулась, стала и больше не завелась. Произошло вот что: заклинило помпу, которая в свою очередь порвала ремень двигателя. При всей серьезности ситуации, нам, безусловно, повезло: это произошло не в голой степи и не на трассе, до СТО было всего 30 метров, а рядом наблюдались магазин и столовая.

В общем, "влетели" мы на ремонт двигателя. Но и здесь все обошлось не так уж и трагически. Мало того, что именно на этом, совершенно случайном, одном из десятков СТО Евпатории нам попался замечательный мастер, который сделал работу качественно и всего за полдня, так еще и ремонт обошелся в относительно небольшую сумму. А ведь легко могли куда больше "содрать": курорт все-таки, да и ситуация у нас была безвыходная.

Чтобы не маяться возле мастерской, Олег отвез Наташу и всех детей к морю, а сам вернулся оказывать нам моральную поддержку. Однако нужно было что-то решать с ночевкой. Ехать в незнакомое место на ночь глядя представлялось сомнительным удовольствием. Выход был найден следующий: переночевать в Симферополе в пустой квартире друзей-харьковчан.

Эх, мобильная связь! Как не ругай цивилизацию, есть в ней, безусловно, и положительные стороны... В считанные минуты связались с друзьями, узнали адрес, договорились о ключах. Правда, друзья долго сетовали на то, что квартира уже год нежилая, и там, наверное, пыль и паутина. Но в тот момент нам уже было все равно. Эх, и надо же было всему случиться накануне годовщины нашей свадьбы. 15 лет - все-таки не шутка. Отпраздновать предполагалось памятно. Да уж, памятнее не бывает...

Когда в восьмом часу вечера машина все еще не была готова, решили так: Олег с Наташей и детьми поедут в Симферополь, устроятся там, уложат детей спать, а мы подъедем, как только все будет закончено. Но, как оказалось, все только начиналось...

Бродяги югаРасплатившись с мастером, облегченно вздохнув и отъехав от СТО 10 метров, мы услышали какой-то подозрительный, царапающий звук. Оказалось, что левое заднее колесо буквально "ушло" под машину. К нашему счастью мастер еще был на месте. При осмотре оказалось, что из трех винтов, крепящих балку к кузову, в живых остался только один...

Наше состояние представить нетрудно. Особенно, когда живое воображение начало рисовать картинку отрывающегося колеса на трассе на полном ходу. И поломка двигателя предстала совсем в ином свете: не случись этого, не остановись мы здесь, что было бы? И ведь встали-то как удачно... Просто мистика какая-то.

Конечно, все эти мысли были вызваны усталостью и нервным перенапряжением. И, скорее всего, ничего страшного бы не произошло: колеса так просто не отрываются. Но в тот момент мне так не казалось.

Еще час мастер провозился с несчастной машиной, поставил колесо на место, но закрепить никак не смог. Нужна была сварка, а где ее взять в десятом часу вечера? Вердикт был такой: "Ехать в Симферополь на такой машине я вам не разрешаю. Случись что ночью на трассе, что вы будете делать? Ночуйте в Евпатории, утром варите машину, а потом езжайте". Но это казалось выше наших сил: дети в другом городе, в чужой квартире, без вещей, нам тоже нужно где-то искать место для ночевки... В общем, собрав в кулак остатки сил и нервов, решаем все-таки ехать с Симферополь.

Темная, угрюмая трасса, скорость 40, главное - резко не тормозить и поменьше ям. Но как уж тут не тормозить, когда за Евпаторией - сплошные железнодорожные переезды. И каждый скачок машины отзывался в сердце тоскливым эхом. Проползли мимо замершего на ночь аквапарка. Всего 2 дня назад мы катались здесь с сумасшедших горок, а Машка плескалась в детском бассейне, морща загорелый носик: "Не нравятся мне эти ваши горки. Холодно и вода так брызгается..." А кажется, что было это в прошлой жизни. Слишком уж большая плотность событий пришлась на сегодняшний день.

В Симферополь въехали в половине одиннадцатого, на минутку завернули к друзьям-симферопольцам взять у них карту города, договориться о ремонте машины и взглянуть на трех мирно спящих крошек. С картой нужный адрес отыскали довольно быстро. Дом оказался на другом конце города, и ночью без карты мы бы искали его долго. Именно это и произошло с друзьями, которые колесили по Симферополю больше часа. К нашему приезду дети уже спали без задних ног, а друзья на кухне пили пиво. Но нас в тот поздний вечер куда больше, чем пиво, пьянила мысль, что все самые тяжелые испытания позади.

К содержанию

Развеселое Веселое

Бродяги югаПоловина следующего дня ушла на ремонт машины и всякие бытовые хлопоты. И после обеда мы наконец-то выдвинулись в сторону побережья. Проскочили Судак, добрались до Веселого, а дальше еще 4 км к морю по красивейшей дороге. Место нам понравилось сразу и безоговорочно. И не захотелось больше никуда ехать.

Кутлакская бухта оказалась хороша во всех отношениях: живописная, просторная, c большими пляжами. Караул-Оба с одной стороны и мыс Ай-Фока с другой придавали ей уют и завершенность. Половину пляжей занимали отдыхающие из немногочисленных баз отдыха и детского лагеря, вторая же часть официально отведена под палаточный кемпинг. Правда, назвать это кемпингом можно было с большой натяжкой. Но после Тарханкута нам не привыкать.

Место нашли сразу, благо плотность населения палаточного городка на тот момент была небольшая. Установка лагеря заняла совсем немного времени, уже чувствовалась некоторая тренированность. Солнышко светило, море катило теплые ласковые волны, дети уже сидели в воде. И вновь напряжение предыдущего дня начало спадать, сменяясь ощущением, что сегодня у нас все-таки праздник, черт возьми!..

Бродяги югаВечером ели жареное на костре мясо, запивали его массандровским кагором, слушали пожелания "всего" и "еще больше", и "чтобы до серебряной и золотой", а сами думали, наверное, об одном и том же: да куда мы друг без дружки, и без любимого Крыма, конечно.

Уже успев отдохнуть на Тарханкуте от людей, в Веселом присутствие соседей нас не напрягало, а, скорее, веселило. Например, соседи справа. Они приехали из Москвы: папа, мама и трое сыновей. Два мальчика были уже вполне сознательного возраста, погодки лет 9-10, третий же карапуз на сознательный возраст не тянул, потому как только-только научился ходить. Жили они в старой выцветшей брезентовой палатке с алюминиевыми палками-стойками. И была она такой маленькой, что папе и старшему сыну приходилось спать в машине.

Надо сказать, что наблюдать за ними было весело. Малыш ежеминутно исследовал мир руками, зубами и коленями на вкус и прочность, а его старшие братья проводили досуг за... приседаниями. Это папа таким образом их наказывал за малейшие проступки. Наказание начиналось с 20 приседаний, и неизменно увеличивалось до 40 и более при малейших пререканиях. А над всем пляжем разносились риторические отцовские вопросы: "Да что же это такое! Почему у всех дети как дети, и только у меня два дурака?!" Зато их мама была на удивление спокойной и несуетливой. Мы решили, что это, видимо, от нежелания нарваться на приседания и втайне ждали, когда же она все-таки провинится...

Читать Часть III

Юлия Каспарова, ykasparova@mail.ru.