Содержание:

«И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут».
М. Ю. Лермонтов «Бородино»

Русское поле. Если бы не многочисленные памятные знаки, стоящие сегодня по всему его обозримому пространству, это место — при всей привлекательности среднерусского пейзажа с петляющей среди зеленых обрывистых берегов речкой, с белыми церковками и деревенскими домиками — не казалось бы более замечательным, чем тысячи таких же в России.

Но стоит только произнести название одной из деревенек — Бородино — и обычный пейзаж сразу будто меняется на наших глазах. В памяти возникают события и люди, о которых мы столько читали и слышали; воображение рисует страшную картину великой битвы, жестокое противостояние огромных масс вооруженных людей, крики и стоны, заглушаемые громом сотен орудий, огонь, дым, изрытая, исковерканная земля, окровавленная груда мертвых тел...

Бородино — великая битва непобедимого Наполеона, ставшая для него роковой. Бородино — великое свидетельство силы духа русских людей, умеющих стоять на смерть в минуту грозной опасности для Родины.

Бородинское поле — это поле нашей великой любви и скорби, поле бессмертной русской славы, купленной большой кровью. Это поле памятно для нас не только 1812 годом. 130 лет спустя русские полки отражали здесь другое нашествие, так же, не жалея сил и жизни, заслоняли собой Россию. Среди памятников Бородинского поля есть и те, что стоят на более поздних, но не менее почитаемых могилах.

Бородинское поле расположено в 12 км к западу от Можайска по шоссе — бывшему Новому Смоленскому почтовому тракту. Столько же и по железной дороге до станции Бородино. По-видимому, где-то вблизи нынешней железной дороги проходила когда-то старая Смоленская дорога с поворотом к юго-западу от деревни Утицы на Ельню. Главные события Бородинского сражения 26 августа (7 сентября) 1812 года происходили в основном между двумя этими Смоленскими дорогами. Именно здесь расположены важнейшие военные объекты с навсегда запомнившимися названиями: Шевардинский редут, Багратионовы (Семеновские) флеши, батарея Раевского... О Бородинском сражении написано много книг. О нем писали и многочисленные участники и очевидцы этого события, воевавшие в обеих армиях, писали военные историки в последующие годы. В ряду этих авторов особое место занимает великая книга Л. Н. Толстого «Война и мир», где события этой грандиозной битвы описаны с большой художественной силой и исторической точностью, с чувством высокой национальной гордости и любви к Отечеству. Вот его оценка этого события: «Прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы... погибель пятисот тысячного нашествия и погибель наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника».

К содержанию

Страницы истории

Зачем Наполеон напал на Россию? Историки внимательно исследовали этот вопрос со всех точек зрения, не упуская из виду ни общую ситуацию того времени, ни отдельные, сравнительно мелкие причины, ни высказывания самого Наполеона, ни оценку его характера...

Если попытаться коротко изложить одну из версий, основанную, кстати, на словах самого императора, то его грандиозный план был таков: быстро разгромить заведомо более слабую русскую армию, добиться от русского царя униженной просьбы о мире, после заключения выгодного ему мира присоединить русские войска (подобно многим другим) к своей великой и непобедимой армии, и, быстро установив новый порядок в завоеванной стране, отправиться в поход в Гималаи, на Индию. При этом «его брат» (как он его называл) император Александр I остается русским царем, Россия вливается в дружную семью народов Европы, управляемых Наполеоном, наступает великая благодать для всех, а все эти народы дружно кричат: «Vive l’Empereur!»

24 июня 1812 года «двунадесятиязыкая» армия Наполеона во главе с императором перешла границу России. Количество и состояние русских войск, на которых сказалась бессмысленная муштра Павла I, действительно уступало вражеским. К тому же полководческая бездарность Александра I, жестокие распри между Барклаем де Толли и Багратионом и другими генералами и воровство интендантов создавали дополнительные трудности.

Но и народ, и армия, и царь, осознавший, что после поражения под Аустерлицем и Гильзийского мира честь державы поколеблена, были едины в нежелании идти на какие-либо переговоры о мире, пока хоть один неприятельский солдат находится в России. Никак не мог быть выполнен и главный пункт Наполеоновского плана — быстро разбить русскую армию. Армия уходила от решающего сражения, изматывая противника в упорных арьергардных боях и уничтожая за собой все. Надеявшиеся на отдых и сытую жизнь в завоеванных городах, французы встречали лишь пустыню, охваченную огнем.

Эта стратегия сохранения армии, принося временно в жертву пространство, осуществлявшаяся сначала Барклаем, затем сменившим его Кутузовым, была вынужденной. Перед полководцами постоянно была необходимость выбора: «...из двух неизбежных зол надлежало избрать легчайшее, потерять на время часть, нежели навсегда целое». Вместе с тем Кутузов прекрасно понимал, что не обойтись без генерального сражения.

Большого настоящего боя жаждали все — и солдаты, и генералы. Ненависть к захватчикам и оскорбленное национальное достоинство граждан великой страны сплотили всех. «Жребий был брошен. Русская армия остановилась и повернулась лицом к наступающему Наполеону».

Первыми, еще за два дня до решающего сражения, приняли на себя удар защитники Шевардинского редута, созданного первоначально как укрепления левого фланга русской армии. Уже тогда длившийся целый день 24 августа (5 сентября) ожесточенный бой с намного превосходящими силами противника показал отчаянную решимость русских драться, не отступая ни на шаг, «...бой, настолько неравный, что французы понять не могли, как он мог так долго продолжаться».

Утром 26 августа (7 сентября) Наполеон находился на захваченном Шевардинском редуте. Увидев встающее на востоке солнце за русским лагерем, он воскликнул «Вот солнце Аустерлица!»

По данным участника и историка событий 1812 г. Клаузевича (служившего при штабе российской армии), соотношение сил перед началом Бородинского сражения было таково: русские — 112 тысяч войска и 640 орудий; французы — 130 тысяч и 587 орудий. Сражение началось с нападения на деревню Бородино, откуда ценой больших потерь французам удалось выбить наших егерей, но главные события с 5 часов утра развернулись на левом фланге нашей армии, где у Семеновского оврага стоял Багратион. Защита «Багратионовых флешей» была такой яростной, что в течение более шести часов все атаки французов отбивались с ужасающими для них потерями. Бой был кровопролитнейший. Флеши несколько раз переходили из рук в руки, они сплошь были покрыты трупами людей и лошадей. Наполеон направил туда 400 орудий, более двух третей всей своей артиллерии. Штыковые атаки и контратаки следовали одна за другой, ядра, пули, картечи косили и защитников и нападавших.

Неизвестно, чем бы кончилась битва за флеши, если бы не смертельная рана Багратиона. «Душа как будто отлетела от всего левого фланга после гибели этого человека» — говорил очевидец. И в официальных донесениях взятие французами флешей объясняется смертью Багратиона.

Не менее ожесточенным было и сражение за батарею Раевского, располагавшуюся в центре наших позиций. При многочасовой защите этой курганной батареи со стороны русских солдат и генералов были проявлены такие самоотверженность и презрение к смерти, как никогда до этого дня. Страшное побоище огромных масс нападавших и защитников при последнем штурме батареи Раевского, когда не брали пленных и закалывали штыками оставшихся в живых, было последним большим действием Бородинской битвы. Продолжали греметь пушки, происходили отдельные кавалерийские стычки, шло к концу великое сражение. Как оценить итог? Ни Наполеон, ни его маршалы не знали ответа на этот вопрос. «Речи не было не только о бегстве русской армии, но даже об ее отступлении, несмотря на сильно поредевшие ряды».

Кутузов, руководивший сражением с холма у деревни Горки, считал итог победным для русской армии. Был момент, когда думали даже, что Кутузов примет решение на следующий день наступать. Но на следующее утро стала ясна ужасающая картина огромных потерь — 58 тысяч человек, половина армии, в том числе много офицеров и генералов. Французы потеряли более 50 тысяч и 47 генералов.

Снова приводим слова Л. Н. Толстого: «Не один Наполеон.., но все генералы, ...все солдаты французской армии... испытывали одинаковое чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения».

А вот что говорил незадолго до своей смерти Наполеон: «Самое страшное из всех моих сражений — это то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские оказались достойными быть непобедимыми».

К содержанию

Достопримечательности

Знакомство с Бородинским полем можно начать с его общего осмотра с высокого кургана за деревней Горки. Именно на этом кургане находился в день битвы наблюдательный пункт Кутузова. Это отмечено обелиском с орлом наверху. Говорили, что на этом месте в начале сражения над Кутузовым летал орел, которого командующий приветствовал, сняв шляпу, как знак победы.

Этот обелиск и еще 34 памятника, стоящих на холмах, на склонах оврагов и на берегах ручьев, поставлены здесь в 1912 году в ознаменование 100-летней годовщины великой битвы. Большинство памятников построено на добровольные пожертвования солдат и офицеров тех воинских частей, названия которых были унаследованы от сражавшихся на Бородинском поле. Они стоят на тех местах, где во время страшной битвы стояли насмерть их прославленные однополчане.

Рядом с этими памятниками ныне стоят и памятные знаки на братских могилах славных потомков, защищавших Москву в 1941-1942 годах.

В 1962 году, в год 150-летия Бородинской битвы, был поставлен памятник на батарее Раевского. Здесь же — простое черное надгробие над могилой славного Багратиона, прах которого по ходатайству героя 1812 года Дениса Давыдова был перенесен сюда в 1839 году.

Вблизи знаменитого Шевардинского редута, на месте командного пункта Наполеона, в 1912 г. поставлен единственный французский памятник с надписью: «Мертвым великой армии».

В центре тогдашнего расположения наших войск, недалеко от батареи Раевского, находится здание Бородинского военно-исторического музея с экспозицией, подробно рассказывающей о событиях знаменитого сражения. Обязательно посетите его. На Бородинских флешах в 1839-1859 гг. построен Спасо-Бородинский монастырь, в гостинице которого осенью 1865 г. работал над романом «Война и мир» Л. Н. Толстой. Внутри монастыря стоит красивая Спасская церковь-усыпальница Тучковых. Она поставлена в 1820 г. вдовой генерала А. А. Тучкова, убитого на этом месте в день Бородинского сражения.

В селе Бородино сохранилась Рождественская церковь постройки 1697-1701 годов, бывшая свидетелем той великой битвы, ее огромных горьких потерь, неслыханного героизма и богатырской силы духа... Она будто говорит нам, нынешним, вслед за М.Ю.Лермонтовым: «Вам не видать таких сражений!..»

Статья предоставлена сайтом Малые города России