Содержание:

Рассказ беременной, пострадавшей во время террористического акта.

К содержанию

1. Беременность

Неужели я беременна?!

Стою с положительным тестом в руках и реву. Нет, не может быть. У меня были совсем другие планы. Мы только недавно поженились, меня продвинули по службе, перед беременностью мне нужно укрепить свои мышцы, поправить семейный бюджет, перейти на пятый курс института, и только потом…

— Глупая, — говорит, мне муж, — при нашем то положении, радоваться надо, а ты плачешь!

Действительно. Недавно он вернулся с командировки из Москвы, был там в Институте матери и ребёнка, где ему поставили 100% бесплодие.

На следующий день, я радостная разглядываю фотографию с УЗИ будущего ребёнка. Новые планы: рассказать родителям, друзьям, обеспечить себя литературой, сходить в консультацию…

Наконец, через несколько дней пришло осознание. Да, это случилось! Я скоро стану мамой! Я так долго мечтала о полноценной семье! Хочу сына!!!

Я добросовестно стала на учёт в консультации, начала поиск друзей с детьми, знакомых беременных. И нашла… в больнице. Положили через несколько недель с болями внизу живота. Благо в плохом, всегда есть хорошая сторона. Я нашла хороших подруг.

После выписки всё пошло свои чередом. Я летала как на крыльях, животик растёт, ребёночек шевелится, и я его так люблю!!! У меня грандиозные планы об устройстве жилья, своевременных покупках, о своей учёбе и работе. Правда, работа у меня напряжённая. Камчатский областной суд это место, где рассматриваются дела особой категории: тяжкие убийства, разбои, грабежи, взятки, насилия… Но я старалась не обращать внимание на окружающие меня на работе, а отдаться полностью своей семье, будущему ребёнку. Итак, идёт пятый месяц беременности.

К содержанию

2. Взрыв

1 ноября 1999 года.
Понедельник. Начался обыкновенный рабочий день. У меня благополучно прошло заседание, я пообедала и довольная сижу в своём кабинете поглаживаю животик и разговариваю с малышом. Заходит судья Владимир Александрович, и говорит, что надо напечатать разрешение на свидание одному гражданину. Беру у некого Волкова все данные и делаю свою работу.

Когда я подписывала бумагу в кабинете у судьи, там находились ещё несколько сотрудников, все шутили, спрашивали, как поживает мой животик. И тут зашёл сам гр-н Волков. Я не обратила на это внимание, думала, спросить что-то хочет и отвернулась от него. Вдруг, Владимир Александрович вскакивает со своего места, бросается к нему, раздаётся хлопок. Мы все падаем на пол. Потом взрыв. Я держу одной рукой голову, другой живот. Ещё один взрыв… рядом. Меня кидает в другую сторону, голова падает, течет кровь из носа, в ушах шум, в теле жуткая боль… Гул, топот, крики:
— Держи его!
— Вырывается, гад!
— У него ещё граната, сейчас взорвётся!

Голос возле меня:
— Здесь же Лена!!!

Чьи-то ботинки. Меня взяли на руки. Это был Андрей. Парень маленького роста, слабого здоровья, и вот меня несёт, а я ведь не пушинка… 56кг. Мне было страшно, что сейчас он меня уронит. В коридоре испуганные лица девчонок, кровь, беготня, охрана… Андрей кладёт меня на стулья:
— Сейчас, Леночка, потерпи, родная.
— Сообщи мужу, — прошу я.

Он убегает, а я вокруг всеобщего топота, гама, крика, тихо стону одна. Возвратившись, Андрей садится около меня, берёт за руку и спрашивает:
— Как хотите назвать ребёнка?
— Не знаю…
— А кто будет?
— Мальчик…

Потом я увидела шок в глазах врачей реаниматоров со "скорой", с таким ещё не сталкивались. Когда меня несли в машину скорой, я молилась: "Господи, если по воли Твоей забрать меня сейчас, прости все грехи"... Но было такое чувство, что ещё не в планах Божьих забирать меня с этой Земли. Тогда я стала молиться о ребёнке.

В окно машины я увидела мужа. Бледный, беспомощный, со слезами на глазах… Как мне хотелось обнять, поцеловать, успокоить, сказать, что всё у нас будет хорошо.

К содержанию

3. Реанимация

Я думала только об одном. Главное ребёнок. Не сбиться бы, что у меня 22 неделя беременности.
— Двадцать вторая, — постоянно повторяла я.

Лифт, рентген всех частей тела, снова лифт, операционная. Надо мной склоняется лицо пожилого человека.
— Это Вы будете меня оперировать? — спрашиваю я.
— Нет, я буду давать тебе наркоз.
— А как Вас зовут?
— Михаил Ефремович.

……………………………

Я слышу голос как бы издалека, вот он ближе, ближе:
— Лена, Лена!

Открываю глаза. Передо мной стена, на ней часы. Мрак. Михаил Ефремович:
— Тебя прооперировали. Всё хорошо.

Я чувствую своего ребёнка внутри. Снова закрываю глаза… Когда я снова очнулась, надо мной стояла молоденькая медсестра Женечка. Она была очень ласкова со мной. Находилась около меня почти всё время. А когда она уходила после дежурства, напоследок сказала мне, что очень хочет, чтобы я выздоровела. После её слов я расплакалась.

Продолжение...

Алена Мацейканец, EPF@mail.ru.