Содержание:

Вот и родился мой малыш. Правда, он сам, похоже, был вовсе этому не рад. По крайней мере, вид у него был такой, будто он рассержен и обижен на весь белый свет за то, что его вытащили из уютного и теплого местечка.

Я с самого начала была уверена, что буду кормить его сама, хотя и совсем не представляла, как это будет. В роддоме детки лежали в палатах вместе с мамочками, и, конечно, я сразу стала прикладывать его к груди, хотя и кормить-то было ещё нечем. Всем известно, что молоко приходит не сразу, а где-то на вторые-третьи сутки. Также все, наверное, знают о пользе молозива. И я очень старалась, чтобы эти капельки не пропали даром. Хотя я их и не видела, но надеюсь, что они всё-таки дошли до адресата.

В роддоме нам всем на всякий случай давали бутылочки со смесью — докормом. Но я решила не прибегать к ним без особой надобности.

К содержанию

Ночь без молока

А молока всё не было. Точнее, я не могла его из себя выдавить, а когда приходила медсестра, то под её руками молоко почему-то появлялось. В любом случае, адекватно оценить, хватает ли питания моему малышу, я не могла. Зато он очень скоро высказал своё мнение на этот счет.

Была ночь. Последняя перед возвращением домой. Мы с сынулей и так задержались в роддоме на сутки больше положенного. А поскольку мест для всех мамочек и маленьких человечков в отделении не хватало, нас на одну ночь переместили в отдельный бокс, предназначенный, наверное, для каких-либо экстренных случаев. Итак, мы были совсем одни, была ночь, и сынишка начал рыдать. Я пыталась его накормить, но он всё равно плакал и плакал. Уже не надеясь на свои собственные резервы я прибегла к помощи бутылочки-докорма. Помогло, но ненадолго. Очень скоро он снова начал рыдать, и моей груди явно не хватало для того, чтобы его успокоить. Я отчаянно пыталась его убаюкать, носила часа 3 кряду на руках взад-вперед по малюсенькому боксу и чувствовала при этом абсолютное отчаяние. В голове непрерывно свербило: "Что же я за мать, раз не в состоянии успокоить своего ребенка?" На наше счастье часа в два-три ночи пришла медсестра и вручила мне бутылочку, к которой я прежде отнеслась так предвзято.

Мой ребенок был счастлив. Он в три минуты всосал в себя всё её содержимое и наконец-то уснул, но от столь продолжительного крика он был весь красный, как помидор. Таким он и остался в летописи нашей семьи на фотографиях с выписки.

К содержанию

Накормить самостоятельно. Как?

Дома я не оставила попыток накормить сына самостоятельно. Молоко понемногу всё-таки стало приходить, но никак не получалось найти удобную для кормления позу. Сидеть мне нельзя было ещё 2 недели, лежа кормить почему-то не получалось, приходилось кормить стоя. А чтобы не было тяжело долго стоять с ребенком на руках, я клала его на пеленальный столик и сама над ним наклонялась. Недели через две я начала кормить сидя, но мой малыш за это время уже успел порядком окрепнуть и хватал меня изо всех своих силенок, коих оказалось совсем немало. Моя грудь оказалась совершенно не готова к такому натиску. Больно было невыносимо, поэтому, когда я кормила, я выгоняла всех своих родных за дверь и стиснув зубы рыдала, успокаивая себя лишь мыслями о пользе для ребенка. И чтобы молока было ещё больше, после каждого кормления я с помощью молокоотсоса сцеживала обе груди.

Пять лет прошло, а я до сих пор помню, как часа в четыре утра, когда весь дом спит, я сидела тихонько на кухне и сцеживала, сцеживала всё до последней капельки.

К содержанию

Мы — это вселенная

Мои усилия даром не пропали. Ко второму месяцу жизни моего сынули боль ушла. То ли он научился сосать более бережно, то ли мои соски загрубели, но процесс кормления стал приносить мне безумное удовольствие. Когда приходил "час Х", я сначала чувствовала бесконечную тревогу и бежала к ребенку, а затем, когда он ко мне присасывался, уже казалось, что мы лишь вдвоем в целом мире. Что мы — это целая вселенная. Весь остальной мир переставал существовать, и было так спокойно, что казалось, будто это состояние не могло нарушить ничто на свете. Существовали лишь я и "моя кровиночка". В конце концов молока стало так много, что ночью, прикладывая ребенка к одной груди, к другой приходилось подставлять бутылочку, иначе молоко фонтаном било на середину комнаты.

А закончилось всё так же неожиданно, как и началось. В семь месяцев мой ребенок, видно, решил, что он уже большой, и в один момент полностью отказался от груди. Но заветные первые полгода мы всё-таки питались правильно, и я надеюсь, что свою долю иммунитета от маминого молочка мой ребенок получил.