Бессонное царствоПриродные рельефы необычайной красоты мелькали у меня перед глазами. Я бежала все быстрее и быстрее, слыша позади жуткие вопли. За мной гнались вампиры в человеческом обличии. Я их не видела, боялась оглянуться, но точно знала, что это они. Я чувствовала, что меня догоняют, так как вопли становились все громче, но продолжала бежать. Но вдруг... я провалилась в глубокую яму. Я пропала! Вокруг был полный мрак, я лежала и не могла пошевелиться. Вампиры впились в меня своими зубами, воцарилась тишина...

Я проснулась в холодном поту. Приснится же такое! Хорошо еще, что я не стала отбиваться от вампиров руками и ногами, ведь рядом с одной стороны, прижавшись ко мне, лежала моя дочка и, причмокивая, сосала мою грудь, а с другой спал муж. Собственно, в подобном сне нет ничего удивительного: после недавнего просмотра в кинотеатре фильма про вампиров и настойчивых действий со стороны дочери мой мозг сам сгенерировал сюжет кошмара.

Пытаюсь продрать глаза и сфокусировать взгляд на зеленых цифрах часов. Это сделать не просто, глаза отказываются подчиниться, но определение времени среди ночи вошло уже в привычку. Половина первого, а мы уже ни в одном глазу и, похрюкивая, поедаем свою маму. Видимо, этому предшествовали крики с требованиями в мой адрес добровольно предоставить грудь в ее распоряжение, которые я спутала с воплями вампиров и имела наглость не подчиниться. Ребенок не растерялся, взял все сам. Но вся беда в том, что в процессе яростного требования, остатки сна у нее улетучились, и это обещало "веселую" ночь.

Нет, вы не подумайте, что я жалуюсь, я привыкла за эти почти уже полтора года к таким ночам. Но каждый вечер, ложась спать, в моей душе теплится слабая надежда, что эта ночь будет спокойной, и каждую ночь я разочарованно просыпаюсь.

Видимо, молока в левой груди уже не осталось, и в ход пошла вторая. Но этот процесс дочке быстро наскучил, так как есть ей еще совсем не хотелось, а сосательный рефлекс был удовлетворен. Она села, оценила обстановку и "включила задний ход", намереваясь слезть с дивана. Я поняла, что сейчас наступает время игрищ, несмотря на середину ночи и сильную затененность помещения. Нет, этого нельзя допустить!

- Иди ко мне, солнце мое, я тебя покачаю на ножках, - сказала я полушепотом, чтобы не разбудить мужа. "На ножках" - это мой любимый вид укачивания, который можно было осуществить, не вылезая из-под одеяла. Ребенок в этом случае садился на мой живот лицом ко мне, затем ложился на мои полусогнутые в коленях ноги, и я начинала его раскачивать из стороны в сторону или вверх-вниз.

- Неее, - услышала я в ответ.

Кто бы сомневался. В последнее время это был ее ответ почти на все вопросы и предложения.

- Ну, иди ко мне, - решила повторить попытку я, но еще большим мольбой в голосе.

- Не... нееееее, - теперь уже более громко и настойчиво.

Муж заворочался в постели и недовольно вздохнул. Видимо, наш содержательный диалог его все же разбудил.

- Ка, - сказала дочка. "Ка" - было понятием универсальным, и в разных обстоятельствах означало ворону, куклу Катю, карандаш. Но в данном случае это означало "кач" - просьбу покачать ее на мяче-прыгунке. Это был наиболее эффективный способ укачивания, но вставать, садиться на холодный мяч с ребенком на руках, и затем продолжительный период времени подергиваться на нем совсем не хотелось. И не факт, что это ее усыпит, она может просто получать таким образом удовольствие, несмотря на борющуюся со сном из последних сил мать.

- Нет, малыш, на мячике мы качаться не будем, - сказала я.

- Ка, ка, ка, - закричала она.

Отвлекающих маневров в данном случае просто не существовало, и можно было либо подчиниться, либо смириться с тем, что обитатели нашей и близлежащих квартир прослушают "концерт по заявкам" с воплями и топаньем ногами. Хотя они уже к этому привыкли и видимо смирились, так как случалось это довольно часто. Видя, что я не спешу выполнить ее волю, несмотря на вышеперечисленные действия с ее стороны, и, накрывшись с головой одеялом, изображаю из себя спящую, тон дочери стал менее требовательным, а скорее слезливо-упрашивающе-жалостливым. Я не реагировала. Когда я в очередной раз решила подглядеть, чем она занимается параллельно с ревом, я увидела, что она протягивает мне мой халат и тапки. Мое раздражение на ее поведение сменилось умилением. Ладно, уж так и быть, покачаю.

Прошло десять минут, двадцать, тридцать, а дочь явно не хотела засыпать, несмотря на то, что я постоянно меняла амплитуду и частоту качания и пела ее любимые песенки. Обычно это срабатывало, но не сейчас.

- Ам, ам, - сказал мой детеныш и указал на закрытую дверь комнаты. Мы отправились на кухню, попили воды и вернулись на мяч.

- Си-си, - сказала она через некоторое время и показала пальчиком на диван. Меня окатила волна облегчения. "Хоть и не заснула, зато захотела в постель, вот под грудью и заснет" - подумала я и с радостью нырнула под одеяло.

Но минут через десять-пятнадцать я, оценив обстановку, поняла, что сон не был в ее ближайших планах. И вскоре я услышала очередное "Ка". Мы снова переместились на мяч, а затем через некоторое время под одеяло. Когда чаша моего терпения переполнилась, я, не спрашивая ее мнения, усадила ее себе на живот и стала качать. Волну яростного сопротивления удалось подавить своими уверенными действиями, не позволяя ей встать, и не обращая внимания на крики. Это сработало, и вскоре я с облегчением поняла, что она засыпает. Собственно засыпала и я, качая по инерции. Мимолетом взглянула на часы. Было около трех часов ночи.

В начале пятого я проснулась, ощущая себя разбитой, подавленной, заваленной и раздавленной, и с ноющей болью в спине от неудобного положения тела. Ребенок мой лежал на мне, но голова провалилась между коленей, и была ниже уровня тела. Я переложила ее, но, поняв, что она просыпается, поспешила дать ей грудь. Несмотря на то, что она была полусонной, вскоре она потребовала другую грудь, потом опять ту, а затем другую...

Как же мне хотелось спать, но дочурка не спешила учитывать мои интересы. Высосав все молоко, то ли со сна, то ли надеясь на чудо, она стала тыкаться носом в спину и подмышечную впадину и искать видимо третью грудь, но, не найдя, расплакалась. Я была готова разреветься вместе с ней. Мы предприняли еще одну попытку укачаться "на ногах", ребенок выглядел смиренным, и я уже перестала сопротивляться сну, но, не успев даже задремать, услышала хлопок рукой. Ребенок встрепенулся.

- Комар, - констатировал муж. "Кошмар" - подумала я, учитывая нетерпимость моего мужа к этим насекомым. Дочка, услышав голос отца, перебралась к нему.

- Может, ты займешься комаром, а заодно и ребенка покачаешь? - поинтересовалась я.

- Мне же вставать рано, - парировал он, - но комара, конечно, убить надо.

На меня накатила волна раздражения: ну, никто не хочет сжалиться надо мной! Я накрылась одеялом с головой, пытаясь урвать хоть минуту сна, и краем уха слушала их возню.

Затем я поняла, что муж все-таки решил не будить меня, и сам стал качать дочку на мяче, чем очень обрадовал меня. Но вскоре стало очевидно, что радовалась я рано и уснуть мне вряд ли удастся: муж решил спеть дочке колыбельную. Как ни странно, дочь иногда засыпала под его песни, но мне такой подвиг совершить не удавалось ни разу. Обнаруживать мое бодрствование не хотелось, все-таки уснуть один шанс из ста у меня был, и я решила его использовать, тем более что мне казалось, что я смогу уже это сделать и в положении стоя на голове, лишь бы меня никто не трогал.

Мне снилось... что я сплю. Мне так хорошо было, спокойно. И вдруг вокруг себя слышу крики, детский плач, возню. Не хочу просыпаться, но надо. И проснулась. Огляделась. Справа от меня спал муж, в обнимку со спокойно посапывающей дочкой. Время шесть утра. Значит, плач и крики мне приснились. Какое счастье, что не надо никого качать, усыплять, что можно просто повернуться на бок, лечь как мне удобно и спать в свое удовольствие!

Я повернулась сначала на один бок, потом на другой, но сон не шел! Еще несколько попыток уснуть не принесли никакого результата. Обидно, досадно... Ну ладно, придется вставать, благо уже утро.

Я поднялась, накинула халат, но тут вновь посмотрела на мужа с дочкой, и что-то в моем сознании шевельнулось. Вот они, два самых любимых моих человека! И тихо, чтобы не разбудить их произнесла: "Спасибо вам за то, что вы рядом со мной, за то, что вы наполнили мою жизнь смыслом, и что благодаря вам я стала самым счастливым человеком на свете! Я вас очень люблю!"

Я поцеловала мужа и дочку, легла рядом и сладко уснула.

Астраленко Жанна, jewella@rambler.ru.