У этой истории должна быть вводная часть - "бесплатная беременность - зона экстрима". Я принадлежу к тем женщинам, которые всю беременность наблюдались ТОЛЬКО бесплатно в районной ЖК.

Причина моего пристрастия к бесплатной медицине является вовсе не тяга к преодолению трудностей, а банальная нехватка материальных средств. Кроме этого, я, до беременности никогда не сталкивавшаяся с медициной, искренне не подозревала, что "за все надо платить". Т.е. я, конечно, знала, что врачам надо дарить конфеты, но что для того, чтобы сестра, делающая УЗИ, не хамила надо дать ей 30 рэ, я даже предположить не могла. За всю беременность оплатила только положенные ДНК-анализы.

Сейчас все вспоминается весело, а тогда я столько сил и нервов на это потратила. В ЖК до 10 недель вообще отказывались признавать, что я беременна. Потом был замечательный разговор: "Ну, Вы решили, что будете делать?" "Решила, я буду рожать". "Может быть, аборт?" Это при том, что я на первый прием пришла со словами, что хочу встать на учет по беременности. "Нет, я точно решила". "Да? Ну ладно, подумайте еще недельку".

Можно сказать, что я получила полное и разностороннее общение с официальной медициной со всеми вытекающими из этого последствиями. Последствиями были часы, проведенные в очереди. (Делюсь секретом - к врачу надо приходить чуть раньше, чем за час до начала приема, хотя бы за 65 минут, тогда будешь первой, а за 50 минут до начала уже придут другие умные. А если прийти к началу приема, можешь просидеть часа 2-3 только так). Районный врач гинеколог за время беременности сменился 6 раз (т.е. "моим" гинекологом успели побывать все врачи этой ЖК). Ну и, конечно, само наблюдение у врача сводилось к взвешиваниям, измерению давления и прослушиванию сердцебиения ребенка - всему тому, что я делала дома каждый день. Рекомендую всем беременным приобрести себе фонендоскоп (если я правильно написала, короче ту штуку, которой врачи легкие слушают). С помощью нее всегда можно послушать сердцебиения ребенка (на поздних сроках, конечно) также можно дать послушать будущим отцу, бабушкам, дедушкам и т.д. - очень здорово! А подросшим малышам очень нравится самим слушать сердце у себя и окружающих. Но вернемся к теме моего рассказа.

Самое печальное в том, что в этой злополучной ЖК, в которую я, как человек исполнительный, ходила, как полагается, раз в 2 недели у меня просмотрели тазовое предлежание. (Спрашивала же врача - а что это у меня тут такое жесткое - она говорит "это у ребеночка попа" - ага, конечно, это у нее, наверное, там попа - а у моей дочки это место головой называется). Короче, сказали мне про тазовое предлежание только на 35-й недели, когда что-то делать было поздновато...

Еще меня от этой консультации положили на сохранение (они это любят) на сроке 36 недель (как говорила моя подруга-врач: "Чтобы сохранить беременность навсегда"). Так я впервые попала, в то место, где мне пришлось рожать - роддом при 8 ГКБ. Не буду вдаваться в детали моего там лежания. Но, в общем и целом, мне там понравилось. Понравилось, что там хорошие специалисты и есть вся техника для того, чтобы помочь малышу, если что-то пойдет не так. А еще там чисто и хорошо кормят, что тоже немаловажно. Мне ввиду тазового предлежания надо было ложиться заранее, и я в неполные 40 недель решила вернуться в 8 ГКБ. Это довольно крутой роддом, специализирующийся на недоношенных детях, и попасть туда с полным сроком нелегко, но я придумала очень простой ход, о котором уже как-то рассказывала в конференции: я пошла в ЖК и очень убедительно стала рассказывать, что в этом роддоме меня ждут, все уже оговорено и оплачено, нужна одна формальность - направление из ЖК. Они поломались, но дали направление. В роддоме я упирала на то, что вот у меня направление из ЖК, а я у вас была, наблюдалась у Нины В. и договорилась к ней вернуться (хорошо, не ее дежурство было). Дежурная врач, как выяснилось, очень не любила эту Нину (ее можно понять) и положила меня к другому врачу и даже в другое отделение - мне это и было надо. Так я начала ждать родов. А они наступать не собирались. Через неделю "ожиданий" я уже чуть ли не бегала по коридорам, вызывая тихую ненависть женщин лежащих на сохранении. Но ничего не начиналось, хотя прошло уже 10 дней после обещанного срока. Меня кололи всякой гадостью - стимулировали роды. Как-то лекарство, которое мне давали уже неделю, хотя сначала говорили 5 дней, кончилось и, чтобы не прерывать курс, я попросила мне его купить. Я почитала аннотацию - синтетический эстроген. В качестве побочного действия - развитие опухолей.

Но главное - ничего не начиналось... Предсказания подруги сбылось - беременность мне сохранили накрепко. Как-то прием проводила главный гинеколог - заведующая (или как там эта должность называется?). Она осматривала всех, кому скоро рожать. Она, не глядя на меня, читала карточку, а потом сказала: "Какой идиот написал ей "самостоятельные роды"? Такой срок, такой большой ребенок, тазовое предлежание... Вчера только на одной всем отделением весели, а тут еще - пожалуйста!" Потом она приступила к осмотру, мне было больно и я напряглась - она резко сказала: "Расслабься! Вот так во время родов сожмешь и перекроешь ребенку кислород к мозгу - будет умственно отсталый".

Мне сложно объяснить, что произошло, но после этих слов во мне что-то сломалось. Я знаю, что человек может выдержать любую боль. Но мне никогда не было по-настоящему больно. Это позор для женщины, но я вздрагиваю, когда стоматолог колит обезболивающее. Может быть, конечно, в решающей момент выяснилось бы, что я принадлежу к тому типу людей, которые никогда не теряют над собой контроль, но ничто этого не гарантировало.

И я испугалась. Я дождалась когда эта врач закончит осмотр всех, подошла к ней вся в слезах и сказала: "Я хочу кесарево сечение. Я боюсь. Я боюсь, что я убью или изуродую собственного ребенка".

А она ответила: "Не волнуйся - у нас хорошая детская реанимация". Утешить, наверное, меня хотела...

После этих слов я поняла, что мой ребенок появится на свет только с помощью кесарева. Я много думала уже потом, правильный ли я сделала выбор - кесарево сечение не лучшее начало жизни. Я смалодушничала. Я, действительно, запаниковала. Если бы хотя бы один врач сказал "У тебя все получится", я бы поверила, но они говорили: "У тебя недостаточно показаний для кесарева, вот если бы тебе было хотя бы 25 лет, тогда бы точно сделали".

Я очень хотела рожать сама. Я посещала занятия при консультации, читала книжки, училась дышать, делала упражнения. Но я не хотела, чтобы мой ребенок проверял качество реанимации 8 ГКБ. Я действительно испугалась, меня извиняет только то, что я боялась за ребенка. Те, кто боятся за себя, не делают кесарево сечение в роддоме при 8 ГКБ - там нет "взрослой" реанимации, если у женщины во время операции остановится сердце, то ее повезут в другую больницу.

Решив, что мне нужно, я начала действовать. Я сделала единственное, что могла - обзвонила всех родных и ряд знакомых, объяснила ситуацию и попросила помочь. У меня нет связей в медицинской среде. И я очень благодарна своей маме - она сделала то, что стал бы делать не каждый. Она взяла телефонный справочник и стала обзванивать все организации, имеющие отношение к здравоохранению, материнству и детству, рассказывая о моей "тяжелой судьбе"... Не знаю до кого она в итоге дозвонилась (мама называет его "главный гинеколог Москвы"), но уже вечером меня вызвала эта милая женщина - наш врач. Она спросила, что это я у них за спиной жалуюсь. Но спросила нежно и весело. А потом спросила, кто у меня работает в министерстве здравоохранения. Я ей сказала, что мама у меня учительница, у нее учатся дети, а у детей есть родители. И родители все сделают для любимой учительницы своих детей (я промолчала про то, что у моей мамы не учатся дети министров).

После этого, эта гинекологиня вела себя, как мой лучший друг. Сказала, чтобы я перед завтраком приходила к ней на прием и что скоро будем делать кесарево. Этой ночью (видимо, на радостях) у меня начали подтекать воды, и уже утром она сказала, что сегодня операция. Потом я еще полдня ждала, пока освободится операционная. Мне никогда до этого не делали операций, я даже в больнице, а лежала. Не люблю вспоминать о том, что было потом. Заматывание ног бинтами, каталка, кафельные стены фраза врача "Это уже третья за день - у нас даже чистых скальпелей не осталось" капельница, катетер. Я помню все как в тумане. Зря я из себя героиню строила - за себя я тоже боялась. Твердила молитву. Повторяла уже в двадцатый раз. Анестезиолог сказал: "Сейчас я досчитаю до 10-ти и ты уснешь: Один, два, три... Ты чего глаза закрыла?" "Чтобы быстрее уснуть", - ответила я. Больше ничего не помню. Я тяжело отходила от наркоза. Помню лицо врача. Она сказала: "У Вас девочка, 3750, 52 см - фотомодель". Потом помню, как меня пытались поднять - у них положено, чтобы после операции сами перебирались со стола на каталку, но я вообще не реагировала. Медсестры везли меня в палату (обычную, т.к. послеопрационая была занята). Одна сказала: "Какая молодая..." Другая ответила: "Молодая, но никакая совершенно". Единственное ощущение первых суток - боль, холод и пустота. Мне не хотелось просыпаться, хотелось только, чтобы все кончилось.

Я периодически вижу такие статьи и передачи: "Женщины после кесарева не могут по-настоящему любить своего ребенка. Для того чтобы полюбить ребенка, надо перенести страдания родов". Говорят, это, как правило, мужчины. Я не знаю по поводу материнской любви - это штука сложная, но страданий в кесаревом больше, чем при нормальных родах (кроме тяжелых патологий, конечно).

Но вечером следующего дня мне принесли малышку, и жизнь началась снова. Она была очень хорошенькая (да и сейчас хорошенькая), я никогда не видела ее красной и сморщенной (хотя любила бы и такой), она строила смешные мордочки, правда, сходству с фотомоделью мешали большие щечки, но зато они делали ее похожей на ангелочка с картины.

Первые дня три я с трудом ходила, все болело. Я не могла представить как буду жить дома одна с ребенком. Вернуться к реальности помог случай. Как-то одна медсестра принесла ребенка слишком туго завернутого, я очень вежливо попросила ее не пеленать так сильно. На следующее кормление она принесла ребенка стянутого по горло так, что она не то, что есть - дышать могла с трудом. Я ее, конечно, как могла, раскрутила. Медсестре ничего не сказала (если она ненормальная, кто знает, что она с ребенком без меня сделает), но ясно осознала - надо отсюда выбираться. И все оставшееся время уже считала минуты до выписки.

Сейчас я понимаю, что хороший роддом это не только чистота хорошая еда и хорошее техническое оснащение. Не знаю как сейчас, но в 2000 году они как будто специально делали все против грудного вскармливания. Врачи, которые если при нажиме на грудь появляется молоко начинают орать: "Ты не до конца сцеживаешься!" (я в силу своей уж упоминавшейся исполнительности как-то часа 2 потратила на то, чтобы сцедиться до конца - дура). Соски мазать зеленкой (а потом удивляться, откуда трещины). Фразы из серии "Как, не умеешь сцеживаться? Ты же мать!" "Ну и что, что больно - нечего себя жалеть". И что самое обидное, что они всех детенышей кормят ХИППом. Как будто специально, перед тем, как принести на "кормление". И при выписке всем (!) говорят: "У вас мало молока надо докармливать ХИППом".

На мой взгляд, единственное, что в роддоме при 8 ГКБ есть действительно хорошее - это аппаратура для сильно недоношенных детей. А с нормальными (доношенными) детьми там делать нечего. Но как говорится, если бы молодость знала, если бы старость могла...

Перед выпиской мы тому самому "главному гинекологу роддома" подарили бутылку коньяка. Так что рождение ребенка может по праву именоваться бесплатным - деньги в этой истории вообще не фигурировали.

Вот, при таких обстоятельствах появилась на свет моя дочурка.

Может быть, в моей истории больше про меня, чем про бесплатную медицину. На самом деле все могло быть точно также, даже если бы я заплатила 2 тысячи долларов как жена одного из политиков лежавшая с нами. Мне не хватало не столько денег, сколько знаний, опыта и веры в свои силы.

Вот я и постаралась приобретенным опытом поделиться с окружающими.

Kisska, Kseniya-2001@mail.ru.