Содержание:

Посвящается всем тем, кто был, находится и кому предстоит оказаться в "интересном" положении

К содержанию

Чем забита голова

Беременный мир — особое состояние, делящее твою жизнь на "до", "после" и "потом". Причем, если "после" мы, как смогли, почти прожили. То "потом" кажется другой планетой. И все люди с их иной, небеременной жизнью представляются инопланетянами. Вот сестра Лена сетует, что завалила экзамен. Какая учеба, какие оценки? А подруга Юлька вернулась из Рима. Я смотрю на фотографии из поездки, и понимаю, что когда-то сама там была. Но побываю ли вновь? И как далеко моя прежняя жизнь? В общем, получается, как в песенке Черепахи Тортиллы: "Я сама была такою 300 лет тому назад". И почему незнакомые люди на улице желают удачи и частенько напоминают мне, что дети — это счастье? Ностальгия в нескольких шагах от будущего.

Портрет в рамочке на фоне мыслей о дур-, простите, роддоме.

Досталась тебе, малыш, мамаша — кокетка. В начале 34 недели мне захотелось фотографироваться. Ну, что б на память. Чтоб смотрели сквозь года с портрета в рамочке мама, папа, я — счастливая семья. Всем невзгодам назло. Поэкспериментировав дома на фоне недавно поклеенных оранжевых обоев, поняла, что с освещением проблемы, и стала искать фотографа, который бы нас красиво запечатлел в студийной обстановке. Затем полезла во Всемирную сеть, ну и она меня, паучиха, затянула.

Эх, не тем голова забита. Сижу в Инете по уши, читаю отзывы про роды и ближайший роддом. Больше ничего не могу читать. Наверное, это особая истерия такая. Вот набралась храбрости и набрала номер телефона врача-мужчины, который мне дали в женской консультации. А тот взял, да и ответил. Голос совсем не страшный: молодой, тридцатилетний, с легким акцентом. И фамилия у врача нерусская — "Хамидов". Я закрыла глаза, и явился образ мужчины с бородой и в арафатке, аки Ясир Арафат. Ну и как я, спрашивается, перед ним без трусов предстану? Тут впору паранджу натягивать. Хотя слышала, что мужчины-доктора более душевные по отношению к "слабому полу". Заикаясь и спотыкаясь, договорилась с Хамидовым о встрече на следующий день. И заметалась. Так скоро? Боже, завтра мне ехать в роддом. И как там, интересно? Успокаивала лишь мысль о предстоящей вечерней фотосессии. Тоже, кстати, завтрашней. Утром, дабы избавиться от навязчивых мыслей, навила кудрей и изобразила на лице макияж. Как положено: глазки, губки. Правда, отключили горячую воду, едва успела умыться.

Раньше времени, боялась опоздать, явилась в роддом. Присела на скрипящую кушетку возле гардероба и начала вертеться по сторонам. Ну, естественно, глаз отыскал все самое интересное. Вот бескровная, бледная, худющая девочка-подросток в застиранном халате пытается присесть напротив меня. Присела кое-как, широко расставив ноги, со сморщенной рожицей. Видать, порезали во время родов. За моей спиной раздался негодующий шик гардеробщицы: "Ишь, раскорячилась, бесстыдница! Сядь приличнее!" Девчонка в ответ: "Больно". "Ничего, терпи!" — в ответ. Вскоре подошел к девочке паренек метр с кепкой в спортивном костюме, на вид не больше 20 лет. Чмокнул ее в макушку. И давай гладить свою милую по голове, жалеть. Я от этой сцены чуть слезу не пустила.

Пришло время с доктором встречаться. Он вышел из дверей обсервационного отделения, и я сразу узнала его по уверенной хозяйской походке. Внешне Хамидов оказался совсем не Ясиром. Голубоглазый, седовласый, чуть за 40. С голливудской, немного хищной улыбкой, аккуратно выбритым подбородком и специфическим медицинским юмором... "Мужчина, я вас боюсь!" Быстро разъяснил, что почем, где и как. Мое дело за малым, выбрать и принять решение. Если бы еще научиться выбирать. Так, что бы без сомнений попасть, не целясь, сразу в яблочко. Однако, маятник — мой конек. Через 15 минут после выхода из роддома мне уже все казалось пустым и непонятным. Я начала названивать родственникам и знакомым. И у каждого была своя версия. Общее резюме: никто за тебя решать не будет. Сомневаешься — поищи еще. И т.д. и т.п. Утешили, называется. Крайним оказался муж, который по счастливой случайности оказался дома и попал под руку. И понеслось. В фотостудию поехала, напившись валерьянки, в слегка одурманенном состоянии и с порывами на "хи-хи". Когда понервничаю, тянет на беспричинный смех. Вернее, причина всегда найдется.

К содержанию

Крылатый живот, или Перелетные люди

На спину прицепили крылья, типа, я — ангел. Но мне казалось, что я не ангел вовсе, а некая птичка, белая ворона, например, или пингвин. Пингвин. Точно! Я попробовала подпрыгнуть, да живот меня приземлил. И почему беременюшки не летают, как птицы? Ты, мой драгоценный пузожитель, немедленно отреагировал на акробатику. Да, если честно, ты весь день нервничал вместе со мной — живот ходил ходуном. И еще я потащила тебя на фотосессию! Тебе бы поспать, отдохнуть, что и мне, эгоистичной мамаше, не помешало бы. А я оголила живот, подставив его под вспышки фотокамеры. Позируем, позируем! Чииииз, как говорят американцы, налево, взгляд направо. Изобразили нежную грусть, безудержную радость. Руки на животе, живот вперед, спину назад, пинок изнутри. А, это ты, мой малыш, тоже меняешь позы. Правда, фотографии получились — не налюбуюсь! И к тому же мы вновь участвуем в конкурсе вместе с тобой. И независимо от места и призов, ты, мой малыш, лучше всех! Вообще, в продолжение темы про крылья, авторитетно заявляю, что люди, как птицы перелетные. Хоть и не летают в прямом смысле. Три года назад уехали из Питера соседи по тогдашней моей коммуналке — пермяки, с которыми я дружила. А теперь вот возвращаются. Насовсем? Знаю, конечно, что навсегда ничего не бывает. Или другой пример: недавно объявились знакомые из Египта, собираются в начале мая ехать в Литву через наш город, жаждут увидеться. Так мы не против. Но где ж они раньше были? И куда их теперь размещать? Братец двоюродный спустя 2 года молчания написал. Или я ему сама первая письмо накатала? Неважно. Важно, что поменялся круг общения, или, вернее сказать, обновился. И статус у меня теперь новый на подходе. Хотя мне нравится состояние предвкушения. Вроде бы еще не тетенька и почти мамочка. Ой, какое "почти", каюсь, ведь ты давно со мной. Только до сих пор странно и непривычно.

К содержанию

Новости из женской консультации

К концу беременности начинаю понимать, что прониклась почти родственными чувствами к докторше из женской консультации. На очередное ее ласковое "Солнышко" расплываюсь в улыбке, широко раскинув ноги в гинекологическом кресле. Чем не лучи? И вправду, солнышко! Оказывается, сладкое располагает к комплиментам. Это я об очередной коробке конфет "Птичья радость", преподнесенной врачу. Прикормила. После выписки порции анализов крови голосую за незамедлительное присвоение мне звания почетного донора ЖК, учитывая то, что анализы первого триместра по причине их потери мне приходилось пересдавать. Удивляюсь, что в третий раз за беременность, на последних сроках, необходимо проверяться на сифилис и СПИД. Обязательно!! Какие венерические заболевания? Я уже начинаю забывать, как люди занимаются любовью! На спине могу лежать максимум 5 минут. Дольше не хватает воздуха. Мамочки, задыхаюсь! Самый удобный бок в мире — левый. Истины познаются с возрастом и положением. А когда-то в прошлой жизни обожала спать на животе. "Баю, баюшки-баю, не ложись ты на краю, придет серенький Волчок и ухватит за бочок". И этой присказкой меня пугали, то бишь, баюкали в детстве наивные родители. Фиг меня теперь ухватишь за такие бока: переворачиваюсь с трудом и кряхтением. Кажется, к вечеру мой вес умножается на 2. Сплю по центру дивана, обложившись подушками. Ночью частенько просыпаюсь, получая приветы от мочевого пузыря или буянистого ребятенка. И обнаружив мирно храпящего на соседней кровати на спине или, еще лучше, сопящего на животе мужа, дико завидую.

К содержанию

Модная мамочка, или Ода джинсам

Набрала в ЖК кипу бесплатных журналов "про это" и про жизнь после этого. Под "этим" подразумеваю беременность, роды, Ребенок! А вы что подумали? Еще бы их все перечитать! Или для начала перелистать... Особенно мне нравится рассматривать картинки с изображением модных беременных моделей с почти плоскими животами. До конца пятого месяца и у меня был такой. А я все переживала. Каждый день разглядывала в зеркале едва наметившийся животик, удивляясь, от чего его никто, кроме меня, не замечает. И мучилась вопросом: когда мои единственные беременные джинсы, купленные на вырост, станут мне впору? На 20 неделе в "Детском мире" приобрела бандаж. Долго его примеряла, теряясь в догадках, какой размер брать. Шкала размеров предполагала 8 вариантов по мере роста живота. Взяла номер 3. Эх, знала бы я, что к 32 неделе перестану в него влезать! Но зато джинсам из вельвета за 2400 рублей (именно во столько обошелся мне весь фирменный беременный гардероб) можно поставить памятник и сочинить оду. Меняя верх в зависимости от ситуации, я появлялась в них и в пир, и в мир. В джинсах встречала Новый год, ездила на дачу кушать шашлык и ежедневно гуляла по улицам самого грязного из самых романтичных городов мира. Нет ничего удобнее вельвета в сочетании с трикотажем. Черный цвет форева!

К содержанию

Про кризисы семейной жизни, или Памятка для себя

Черная полоса, белая полоса. А как же другие краски? В который раз ловлю себя на мысли, что частенько измеряю все категориями: хороший, плохой. И никаких полутонов. Но это я про собственную жизнь и отношения с родственниками мужа. А вот чужие отношения со стороны кажутся проще пареной репы: и чего люди ребусы решают, ведь ситуации очевидны. Моя московская подруга Наташа, недавно родившая дочку Катюшу, выгнала из дома мужа Костю и собралась подавать на развод. Плача, она поведала мне, какой он эгоист, не желающий помогать по хозяйству, тунеядец, работающий за мизерную плату на двух работах сутками, алкоголик, снимающий стресс после тяжкого физического труда знаменитым коктейлем "пиво без водки — деньги на ветер". Мало? Еще он недавно чуть не утонул в ванной: захлебнулся, "скорая помощь" еле откачала. Очень слабый "сильный" пол нынче пошел. Ну а Наташа после 4 месяцев оптимизма наедине с младенцем и сумасшедшей бабкой, выдохлась.

— Я — женщина, а не ломовая лошадь! И мне страшно смотреть в зеркало, — уверяла она меня. — Хочу пойти и постричься под мальчика, к чертовой матери. Понимаешь, лысею.

— Да уж, — робко соглашалась я, понимая, что на лицо кризис семейной жизни, настигающий даже самые счастливые пары в первый год после рождения малыша.

Об этом не раз читала на женских форумах. И если смотреть в корень подружкиного кризиса, то получается, что основная проблема — отсутствие помощи и материальных средств. Т.е. все ясно — хроническая усталость, помноженная на безденежье. И как себя от нее обезопасить?

После часа беседы с Наташей осознаю, что надо уметь просить о помощи, даже когда тебе отказывают. И нет в этом ничего унизительного. Причем просить надо тоже уметь, убрав с лица маску гордости и установку "я все могу сама". Не требовать! А просить. И не нужно сдерживать накопившуюся усталость и негативные эмоции, прикрываясь доморощенным оптимизмом. Надо говорить о проблеме, не боясь, что люди тебя не поймут или отвернутся. Кто-то, может быть, и побежит, сломя голову, от твоего нытья, а кто-то останется и выслушает. Только не стоит злоупотреблять и "садиться на уши". Причем необходимо уметь жалеть не только себя, но и своего мужа, хотя, возможно, хочется его ненавидеть. "Наташ, — говорю,— но ведь вы с Костей три года вместе. Или больше? И он мечтал о дочке, и вы смотрели друг на друга влюбленными глазами. Я ж помню". "Ага, тогда я закрывала глаза на его недостатки и акцентировала внимание на достоинствах", — вторит мне подруга. В общем, классика жанра: "где тонко, там и рвется".

Есть у меня еще одна телефонная визави, молодая мамочка. Живет она на другом конце города, аж на Московском проспекте, поэтому увидеться нам не судьба. Дело даже не в том, где живет, а с кем и как. Полноправными хозяевами квартиры являются "горячо любимые" родители ее мужа. А она — невестка, у которой, как водится, руки растут не из того места. За 4 года совместной жизни они с мужем ни разу не приглашали гостей. Первые 2 года ребята проживали в проходной комнате. Сей вариант идеально устраивал свекровь и доводил до тихой ярости невестку. Опять же, классика жанра. Держалась моя телефонная визави молодцом. Столкновений с родственниками мужа избегала грамотно. Потихоньку откладывала на собственную жилплощадь. Да с рождением ребенка не выдержала, высказала все, что думала, что накопилось за несколько лет. И оказалась во враждебной обстановке, к чему, собственно, совсем не стремилась. Само собой получилось. Вроде как с живыми бабкой и дедом под боком, но как будто без них. Малыш кричит, а они игнорируют, заглушая его ор звуками телевизора. А своя жизнь увлекательнее сериала будет!

— Артем! — кричу из кухни мужу, закончив разговор с Наташей и примерив ее ситуацию на себя. Взахлеб рассказываю ему о возможности послеродовой депрессии, намеренно сгущая краски.
— Готовься к худшему, — предупреждаю.
— Но я буду тебе помогать! — отмахивается муженек.

Да уж... Ничего не остается, как поверить на слово. Или взять с него клятву за подписью? Ладно, не зря ж я сейчас нацарапала ценные советы для себя. При необходимости перечитаю памятку. Как говорилось в далеком пионерском прошлом: "Будь готов — всегда готов!". Или еще одна крылатая фраза: "Кто ищет, тот всегда найдет!"

К содержанию

Акушерка Ольга

Ура! Я нашла акушерку! Ее именуют Ольгой. И в телефонном разговоре она так ласково назвала меня Верочкой, что я расплылась в улыбке чеширского кота. Собственно на Верочку и повелась. На заметку психологам. Упс. На сей раз на встречу в роддом для пущей уверенности взяла с собой мужа. Мы вошли с ним в приемный покой и увидели парочку будущих родителей, беседующих с милой девушкой лет тридцати в медицинском халатике. Я уже собралась набирать номер своей акушерки, как услышала, что рядом произносят: "Ольга Владимировна, а если я начну рожать раньше срока, мне нужно немедленно звонить вам?" "Это она!" — вдруг осенило меня. И мигом навострив уши, я прислушалась к чужой беседе, к окончанию которой знала все или почти все. Осталось уточнить детали. Заметив, что аудиенция будущих родителей завершена, набрала номер Ольги, и сотовый затренькал в кармане у девушки в белом халате. Она улыбнулась и, обдав запахом выкуренных сигарет, простецки обратилась ко мне на "ты": "Ну, рассказывай". И я, как на духу, поведала ей о своей беременности. Не умолчав ни о результатах УЗИ, где, увы, не все в порядке, ни о сомнениях и чаяниях.

"Как же так — без обменной карты ходишь! На 35 неделе!" — пожурила меня акушерка. А потом уверила, что не бросит меня в родах. Ключевое слово "бросать". За ваши деньги, мол, что угодно. И за ручку подержат, и как правильно дышать, тужиться тоже покажут. Я ж на курсы не ходила. Правда, теоретически о технике дыхания знаю и пару раз тренировалась. Понимаю, что мало, конечно. А сейчас вообще дышу с трудом. Одышка, плюс насморк. Пыхчу как паровоз. И муж нежно дразнит меня "медвежонком". Ему видней. Мы обсудили с Ольгой обязательность присутствия родственника на родах. И ближайший родственник, сидящий со мной бок о бок, как-то заметно сник. Что ж, я всего лишь подстраховываюсь, ведь уже договорилась заранее с мамой, что она составит предполагаемую группу поддержки. А мужчин надо беречь. Вдруг испугается и убежит. Вон, как тяжко вздыхает. Договорились об отдельной "родилке". А послеродовая палата пусть будет бесплатной. Да и в компании других мамашек, думаю, веселей. Мы с акушеркой "ударили по рукам". Ольга улетела отдыхать , а я к концу 37 недели обещалась явиться к ней в роддом на первую консультацию. Если честно, мне так надоело выбирать и сомневаться. И напоследок. На выходе из роддома мой глаз уловил все самое интересное. На асфальте мелом было жирно нацарапано: "Ушла размножаться!" Без подписи. А на заборе висело напечатанное на принтере объявление: "Отдам коляску". И приписка ручкой: "И ребенка в хорошие руки". Чем не шедевры беременного фольклора? Может, как Шурику в "Кавказской пленнице" завести для него блокнот?

Беременным положено смотреть на "красивое", или Про талант, который не пропьешь!

Переключая каналы по телеку, наткнулась на сериал про "Сашу и Машу" как раз в тот момент, когда Маша сравнивала роды с проталкиванием арбуза через ноздрю. Услужливое воображение мигом дорисовало картинку. Эх, пропал во мне талант художника. А ведь любила в далеком детстве рисовать на обоях! Вот говорят, во время беременности способности всякие обостряются или заново открываются. Вплоть до третьего глаза. И тогда тебе прямая дорога в экстрасенсы или, как минимум, в творцы. Главное, грамотно вдохновиться.

— А не пойти ли нам в музей полюбоваться на полотна живописцев? — обратилась я к неподозревающему о ходе моих мыслей мужу.
— Почему бы и нет?! — пожал плечами он, не уловив подвоха.

Сказано — сделано. Благо музеев в Питере много. Решив объехать стороной классические "Русский" с "Эрмитажем", в думах о прекрасном незаметно добрались до Петроградки. Я вспомнила, что поблизости находится музей истории фотографии, мимо которого не раз проходила, но никогда не заходила. Отыскали нужное крылечко, постучались, оказалось, что воскресение — выходной. Тут Артем своим зорким взглядом заметил, что на расположенном через дорогу старинном деревянном особнячке красуется новенькая табличка: "Музей авангарда". Раньше вроде ее не было, домик стоял весь в строительных лесах. И, если не ошибаюсь, пару лет назад горел. Интриги добавила милицейская машина с мигалкой, резко затормозившая у ворот привлекшего наше внимание здания. Из нее выбежало человек пять милиционеров. Сотрудники правоохранительных органов как-то уж очень поспешно ринулись в особнячок. Ну а мы поспешили следом за ними.

— Ограбление? — озадачился муж.
— Пожар! — высказала свою версию я.

Как бы там не было, а любопытно. Впрочем, почти детективная история разрешилась до смешного просто. "Элементарно, Ватсон!" Заинтересовавшие нас милиционеры сгрудились в холле возле телевизора.

"Го-ол!"— радостным голосом заорал спортивный комментатор из глубин экрана.

Его крик потонул в нечеловеческом вопле тех, кто, как известно, нас бережет. "Зенит" зажигал на Петровском. Болельщики, блин! Мы уже было на цыпочках развернулись по направлению к выходу, окинув беглым взглядом шедевры авангарда, развешанные на стенах. Как угодили в лапы обходительной гардеробщицы: "Дорогие гости, заходите! Ах, вы ждете малыша! Беременным так полезно смотреть на красивое!" Мы оказались первыми посетителями музея за день. Да какое там за день! Судя по довольному виду обступившего нас персонала, мы единственные пожаловали на выставку за неделю! Сотрудницы музея незамедлительно поведали, что "дорогие гости" попались, вернее, попали в легендарный дом художника Матюшина и его музы Елены. Как же без возлюбленной! Произведения искусства было предложено осмотреть в компании экскурсовода за дополнительную к билетам плату, разумеется. От помощи мы вежливо отказались. Мол, сами с усами, то бишь, с глазами. На экспозицию музея, находящуюся в 7 комнатах, потратили 20 минут. Из них 5 минут ушло на карабканье по крутой лестнице на 2 этаж под улюлюканье довольного видом сзади муженька. Дружный гогот, распиравший нас от полученных впечатлений, занял полчаса. Из чего делаем вывод, что заработанные тяжким трудом рубли окупились. Хотя на каждого творца найдется свой почитатель. Вот Малевич, кстати, ближайший друг Матюшина, малевал непонятные его современникам квадраты.

Чем не бред сумасшедшего? А теперь его полотна украшают экспозиции величайших музеев мира и частные коллекции миллионеров. И толпы поклонников преклоняют колени перед творчеством художника. Если честно, то меня, как любителя графомании, заинтересовали разве что записки из дневников Матюшина. Ах, как люди жили, как тонко чувствовали, как романтизировали любовь. Сплошные ахи и вздохи читаются между строк. И все эти засушенные каштаны в коробочке, привезенные "из Парижу", и полуистлевшие носовые платки с вышитыми вензелями, и пианино с подсвечником, на котором, вероятно, любила музицировать та самая муза Елена, привели меня в гораздо большее умиление, чем десятки картин, похожих на мазню ребенка, пробующего смешивать краски.

Да, как бы в подтверждение моей версии о ребенке-художнике в последней комнате дома-музея обнаружились маленькие самодельные книжки с картинками. Я тоже пыталась изготавливать нечто подобное в детстве. Правда, не столь успешно. На уровне "каля-маля". На выходе из музея с нами распрощались как с родными.

— Заходите!
— Спасибо, боюсь, не скоро.
— Непременно. А еще у нас увлекательные концерты бывают. Вот летом выступал некий Звездинский. Великий! Гениальный музыкант! Как, вы его не знаете!?
— А какую музыку он, простите, исполняет?
— Музыку? Да она не столь важна, эта музыка. Он же ровесник века, он играл на рояле в сопровождении первого немого кино про революцию. Он видел залпы крейсера Авроры! У него огромная седая борода! Он...

Я почувствовала ощутимый пинок изнутри и, давясь смехом, ретировалась на улицу. После зрелищ мой малыш требовал хлеба. На вкус и цвет товарища, в смысле беременной, нет.

Хлеб, простой белый хлеб кирпичиком из ближайшей от дома пекарни вприкуску с тончайшим слоем свежего сливочного масла стал для меня излюбленным утренним лакомством последнего месяца. Ему я обязана лишними килограммами живого веса и пухлыми щечками. Отъелась на радость родственникам, мечтающим наконец-то увидеть в худющей девочке с фигурой подростка женщину. И на горе отражению в зеркале, которое предусмотрительно перенесла на кухню. Ха-ха, там ему самое место!

А как все начиналось? Если рассматривать мое положение период за периодом в концепции вкусовых пристрастий, то можно составить кулинарную книгу беременной Веры.

Итак, начало было кислым. Утреннюю тошноту я заедала кусочками лимона и клюквой без сахара. Быр-р. Аж передернуло от воспоминаний. Поглощала килограммами апельсины, яблоки, киви и гранаты. На крайности тянуло и в цвете. Запечатленные фотоаппаратом мгновения первых шагов моей беременной жизни, а точнее, картинки окружающего мира с усердием раскрашивала в фотошопе, добавляя чрезмерно зеленого, оранжевого, красного, желтого и синего. И что удивительно, ровно месяц мне за это ничего не было. Организм усердно усваивал витамины, а глаз радовался ярким краскам. Однажды я проснулась и поняла, что ни один кислый фрукт в меня не лезет, более того, вызывает отвращение. Я подключила комп, и, взглянув на пеструю заставку рыжехвостой осени-лисы, почувствовала, как неприятно сжался желудок. В течение пары дней была найдена спасительная альтернатива: сухари, овсянка, яйца и куриный бульон. Жизнь продолжалась.

Я влезла в черные пуховик и джинсы и на время забыла о любимом хобби. Да, собственно, и фотографировать-то было нечего. В Питере зарядили бесконечные дожди. Занавес темноты опустился на город. Есть почти не хотелось. Раздражали навязчивые запахи табака, бензина и надушенных дамочек в метро. В машине укачивало. Хотелось спать, читать о лете и пить теплый чай с душистым земляничным вареньем. Меня резко потянуло на сладкое. Казалось, данным вкусовым пристрастием верховодил сам малыш. И если до беременности неделями спокойно обходилась без конфет, предпочитая любому самому вкусному торту блюда из рыбы, то нынче моим девизом стало: "Ни дня без глюкозы!" Взамен пузожитель радостно исполнял танцы живота или, вернее, в животе. Коррективы беременного меню с удовольствием воспринял и будущий отец, по собственной инициативе притаскивая в дом килограммы замысловатых пирожных и поглощая их вдвое больше своей беременной жены. Вошел, так сказать, в положение. Тыс-с-с! Подношу палец к губам, подозревая, что папашка с сыном просто-напросто договорились. Обидно: не успел родиться, а уже мужские секреты.

Но день за днем вкусы становились изощреннее. Вскоре начала гурманить, не стесняясь. Неделю предпочитала "Рафаэлло". А на следующей меня уже тянуло на коробочки с дорогостоящей нидерландской клубникой, так удачно выставленные на полочках в супермаркете. Маленькое чудо в середине января. Беременные запросы росли. Бедность подкралась незаметно, и пришлось вновь садиться на диету. Как так получилось, сама не понимаю, но нет худа без добра. Я полюбила молочные каши и творог, вечерний кефир и нежирные рыбу и мясо. А потом набрела на ту самую пекарню недалеко от дома и открыла для себя удивительный белый хлеб. И, казалось бы, пора ставить жирную точку в беременной книге "О вкусной и здоровой пище". Если бы не одно "но". Следующая глава уже пишется без моего ведома. Я иду по улице, вдыхая ноздрями божественное благоухание корюшки. И если у американцев приход весны знаменуется Днем сурка, то в Питере, пожалуй, наступило время замечательной рыбки с ароматом свежего огурца. Не трудно догадаться, какое блюдо возглавит мой кулинарный хит-парад в следующие дни. А что у вас на обед?

К содержанию

Про реву корову, или Слезная история

"У-у-у", — завыла я в трубку, позвонив мужу на работу. А ведь пару минут назад успокоилась и не собиралась реветь. Зачем? Но, едва заслышав знакомые веселые звуки финской мелодии в телефоне, немедленно прониклась жалостью к себе.

"Что, что случилось, малыш?" — именно эти слова захотелось услышать в ответ. Но муж никогда не называет меня ни "малышом", ни "котенком", ни… Разве что "медвежонком"! Обидно, хотя и в точку. Именно медведи ревут, а еще коровы. Или они мычат?

"Муууу", — откликнулся телефон. Это Артем, минуя обычный привет, озвучил свое знаменитое "ну!" Мол, не томи душу, выкладывай быстрее. Что ж, краткость — сестра таланта. Я принялась рассказывать, как нагло меня обсчитали в магазине, куда обычно хожу за вкусным белым хлебом. Продавщиц было двое! А я одна! И наглая бабья шайка заявила, что у меня "беременные" мозги. Спасибо, что в маразме не обвинили. Слезы непрошено навернулись на глаза. Ну, где былое хладнокровие и уверенность?

И почему так остро отреагировала на банальное хамство и не смогла себя защитить? Большая девочка с большим животом. Да, девушкам в интересном положении непросто контролировать эмоции. Многие родившие дамы любят декламировать, что беременность — самое прекрасное и счастливое время в жизни женщины. Но от чего они намеренно умалчивают или предпочитают забыть обо всех страхах, перепадах настроения, недомоганиях и приступах растерянности, которые случаются иногда в этот чудесный период. Лучше бы заранее предупреждали, что будет нелегко справиться с разбушевавшимися гормонами. Как говорится, "предупрежден — значит вооружен!" Что ж, поведаю, как может быть. Проверено на собственном опыте.

Окружающему миру, как правило, глубоко наплевать на то, что ты в положении. То есть не придает он твоей беременности того вселенского значения, которое придаешь ей ты сама. За редким исключением семьи и друзей. Конечно, замечать-то люди замечают. А в последние месяцы, когда живот выпирает из одежды и ребенок просится на волю, даже начинают любопытно пялиться. Мол, беременная идет. И давай комментировать, вспоминать! Но на какие-то особые льготы, увы, рассчитывать не приходится. Без очереди, не факт, что пропустят. В транспорте необязательно место уступят. Хорошо, на ногу не наступят. И не дай бог беременной оказаться в толпе. Могут случайно затоптать. Недавно, аккурат в разгар Вербного воскресения, очутилась в одном небезызвестном питерском храме. Очутилась неслучайно — хотела помолиться у старинной иконы. К иконе я каким-то чудом пробралась. А как обратно идти — набежала толпа стеной. Впереди шел батюшка благословлять верующих с вербами. Прекрасный обычай. Только вот с батюшкой мы не разминулись. Столкнулись неловко нашими самыми выдающимися частями тела. Его свита, в смысле, батюшки и батюшкиного священного живота, ловко потеснила меня вглубь толпы, коя завертела нас с малышом щепкой и понесла в неизвестном направлении. "Страаашно, аж жуть", — как пел Высоцкий. Ой, сама не рада, что полезла. И никаких вам ахов по поводу моего живота. В толпе каждый за себя.

Напугать беременную проще простого. Чего стоят доброжелательные тетеньки из женской консультации, которые при малейшей жалобе готовые сослать тебя в больницу! Полежать на сохранении, так сказать, одуматься. Медикам спокойнее, а ты от их уверенных фраз о неминуемой опасности впадаешь в истерику. "Пишите отказ!"— требуют они, снимая с себя ответственность. И — до свидания! Будет плохо — вызывайте "скорую помощь". Краски меркнут, мир становится черно-белым, хрупкое спокойствие вмиг разрушено. И ты, ссутулившись, толкаешь дверь кабинета, чувствуя спиной осуждающий взгляд своего врача. И бредешь по улице, заливаясь слезами. Ощущая себя героиней трагедии. Не меньше. И люди равнодушно пробегают мимо. Никто не спросит, в чем причина твоих слез. Быть может, они не замечают слез из-за дождя. Непременно идет дождь, хотя еще утром сияло солнце. Ты приходишь домой. Переключаешь каналы телевизора. И почти по каждому каналу показывают грустные фильмы или программы. И ты смотришь передачу "Ищу тебя!" или новости дня. И ревешь. Нет, чтобы выключить телевизор и включить свет в комнате, позвонить друзьям. Нет! Тебе плохо! И будет еще хуже! А потом ты лезешь в Интернет и набираешь в поисковой системе как пароль слова "депрессии беременных". Да, звучит громко и внушительно. И ты попадаешь на какой-нибудь беременный форум, где с упоением читаешь чужое нытье, понимая, что ты не одна такая! Вскоре плач чередуется с всхлипами. Еще через пару минут ты улыбаешься. А потом откровенно ржешь в голос. Нам не страшен ни серый волк, ни тонус матки, ни боли в желудке, ни кровь из носа, ни простуженное горло, ни внезапно навалившаяся паника по поводу заканчивающихся денег и повысившейся стоимости за аренду жилья. Ни преследующая беременная хандра. Беременная хандра? Уф, кажется, пронесло, и она тебя миновала. "Все проходит, и это тоже пройдет".

К содержанию

Генеральная репетиция

"Топ, топ, топает малыш!" — напеваю вспомнившуюся мелодию из детства. В моей руке крохотная доверчивая ладошка полуторагодовалого соседского мальчишки. И я боюсь сжать ее посильнее. Вдруг раздавлю. Смущаясь неожиданно нахлынувших материнских чувств, пытаюсь замаскировать их словами. Пустыми, ничего не значащими звуками. Снова сломался лифт. У мамы мальчика в руках коляска и сумка.

— Давайте я вам помогу! Только вот тяжести таскать сейчас нельзя.

Малыш просится на ручки.

— Но ты же такой большой! Будем спускаться ступенька за ступенькой, давай попробуем, — предлагаю ему я.

И мы проходим 5 этажей вместе. Ты, он и я.

Вера, kroncam@mail.ru