Содержание:

Выносить и вырастить ребенка — ответственная задача — и не только в нашей стране. А какие матери англичанки? Как они справляются с повседневными заботами? Как готовятся к родам, где рожают, на какие пособия по уходу за ребенком могут рассчитывать, где ищут нянь и когда выходят на работу жительницы английской столицы? Рассказ потрясенной француженки, автора книги "Цыпочки в Лондоне".

Беременность, роды и декретный отпуск - испытание на стойкость

К содержанию

Mummy! Выносливая и полная сил

Лондонская Mummy— toughcookie, крепкий орешек. Она поняла, что материнство — дело серьезное, особенно в тот день, когда ей пришлось покинуть свою студенческую комнату, гнездышко влюбленных в центре Лондона, чтобы переехать, подобно всем семьям, в более зеленые и благоприятные для детей, но отдаленные от центра районы. Прощай, городской автобус, здравствуй, пригородный поезд.

Уже во время беременности до нее дошло, что все будет непросто. Имея минимальную медицинскую страховку, она научилась сама заботиться о себе с первых приступов тошноты. Роды здесь мало похожи на сказку. Если только вы не сказочно богаты.

Как ни странно, для некоторых девчушек 13-14 лет, испытывающих затруднения, перспектива материнства может оказаться спасительным выходом и даже в некотором роде карьерой, благодаря специальным пособиям мамам-подросткам. Эти пособия, направленные на борьбу с постоянно растущим уровнем подростковой беременности, по мнению многих, создали порочный круг, породив довольно спорный образ матери-получателя государственного пособия, которая зачастую оказывается матерью-подростком и матерью-одиночкой.

Наша же Mummy не получает никаких пособий, поскольку не является подростком и необязательно одинока. Ей часто приходится оставить карьеру, чтобы заниматься детьми до их поступления в школу в возрасте четырех лет... или нанять няню. В Лондоне не существует промежуточных решений. Но все же для Mummy имеются некоторые преимущества (да-да) проживания в этом мегаполисе. К счастью для нее, английские парки и сады предоставляют детворе достаточно зелени и благотворного кислорода по сравнению с другими западными столицами.

Отныне она следит за женской модой издалека, а за детской — тщательно, отчаянно сражаясь на распродажах Mothercare и Topshop, чтобы купить кардиган "Винни-Пух" вдвое дешевле. Даже став Mummy, она не утратила своих рефлексов львицы шопинга и разрушительницы кредитной карты.

На холмах Крауч-Энд или на тропинках Уимблдона она подстерегает в местной библиотеке последние поступления книг для детей, которыми так богата Англия, и вспоминает, что Дж. К. Роулинг, ставшая, как думают некоторые, богаче королевы Елизаветы II благодаря ее доходному Гарри Поттеру, когда-то тоже была матерью-одиночкой, внимательной и полной идей.

Кварталы, которые она выбрала своим жильем — от Ричмонда до Луишема и от Кройдона до Крауч-Энда, — похожи на нее, Mummy: спокойные, теплые, тихие, но с сердцем, бурлящим жизнью и энергией.

Беременность, роды и декретный отпуск - испытание на стойкость

К содержанию

Прощай, Лондон, здравствуй, пригород

На смену восторгу от новости "Милый, я беременна!" тут же приходит тревога по поводу предстоящего переезда. У нашей будущей Mummy есть девять месяцев на то, чтобы попрощаться с квартирой своей юности в центре Лондона, обходившейся ей в баснословную цену, но которую она все же любила, даже если не имела права развесить на стенах свои картины из-за всемогущих и мелочно-дотошных хозяев...

Увы! Если она не является счастливой владелицей викторианского жилья из более чем трех комнат, ей придется переехать, но с ее средней зарплатой £2500 в месяц (она наивно полагала, что это не так уж мало) ей гарантировано переселение в зеленые, комфортабельные, семейные, но, к сожалению, удаленные от центра кварталы: Патни, Крауч-Энд, Илинг, Фулхэм, Уимблдон, Клапхэм, Кройдон, Луишем и даже Ричмонд, если она выиграет в лотерею. Разумеется, она может успокаивать себя тем, что по-прежнему живет в Лондоне, по крайней мере теоретически, но она прекрасно понимает, что все отныне будет по-другому. Эти периферийные кварталы представляют собой утопающие в зелени гетто для семей относительно обеспеченных, но недостаточно богатых, чтобы остаться жить в центре столицы.

Советы
Как вычислить лондонцев с детьми? По их индексу. Если вы познакомились с красивым парнем, который вам понравился, и он говорит, что живет в SW4 (Клэпхем), SW6 (Фулхэм), N8 (Крауч-Энд), SW19 (Уимблдон), SW15 (Патни), SE13 (Луишем), знайте, что товарищ наверняка семейный...

Наша Mummy сможет наконец завести небольшой садик вокруг маленького дома, из-за которого ей придется влезть в долги на 50 лет. На самом деле она прекрасно понимает, что обманывает себя: стать матерью в Лондоне чаще всего означает стать жительницей пригорода. Во Франции она была бывне себя от ярости; в Лондоне она говорит себе, что everything will be all right, dear! It’s for the best! (Все будет хорошо, дорогая! Нет худа без добра!). Сохранять оптимизм в невзгодах — в этом она вся.

Беременность, роды и декретный отпуск - испытание на стойкость

К содержанию

Стоическая английская мамочка

Можно сказать, что лондонская Mummy— стоическая женщина. Ее не холят, не лелеют и не наблюдают, как ее французскую сестру.

Беременные женщины часто становятся диковинами для своих работодателей.

— Я работала монтажером на одной студии в Сохо,— рассказывает Элла, мать двух маленьких девочек двух и четырех лет. — Когда в 28 лет я забеременела, все были поражены. В этой среде люди очень амбициозны, нужно постоянно доказывать, что ты бесконечно предан работе и готов отдать ей себя целиком. А я была младшим монтажером в самом начале карьеры, поэтому многие восприняли новость как профессиональное самоубийство, учитывая, что в этой профессии доминируют мужчины, а женщинам продвинуться гораздо сложнее. Мое руководство поначалу неплохо отнеслось к этой новости, но ему пришлось поломать голову над оформлением моего декрета, поскольку я оказалась первой беременной женщиной в конторе, существующей уже не один десяток лет!

В Англии работающие женщины имеют право на 80 процентов своей зарплаты в течение одного-двух месяцев декретного отпуска, после чего выплачивается 50 процентов еще один месяц. И все. Они могут также взять дополнительно неоплачиваемый месяц отпуска.

— В моем контракте уточнялось, что я имею право на декретный отпуск, НО должна буду все возместить, если решу уволиться по окончании отпуска или если забеременею в течение последующего года. Я вернулась к работе через четыре месяца после родов, но адаптация стоила мне больших трудов, поскольку я больше не была свободна на сто процентов, а няня обходилась мне очень дорого. Я чувствовала, что больше не являюсь частью команды, что они держат меня в стороне, делая ставку на других монтажеров. Через восемь месяцев я уволилась и начала работать монтажером-фрилансером.

Во время беременности лондонская Mummy учится делать вид, что ничего не происходит. И ждать, пока "это" пройдет.

— Здесь мы имеем право всего на две эхографии (УЗИ) на третьем и шестом месяце [по сравнению с тремя, оплачиваемыми французским социальным обеспечением]. Врач-терапевт направляет пациентку в больницу, где она наблюдается. При каждом визите берется только анализ мочи, но не крови. Если все протекает нормально, без осложнений, этого достаточно. В случае осложнений начинается совсем другая история...

Не очень утешительная. Но на самом деле наша лондонская Mummy старается об этом не думать и, встречая каждое утро токсикозом, повторяет любимый национальный лейтмотив: "Все будет хорошо!"

— Следует учиться рассчитывать только на себя и не ждать, что кто-то о васпозаботится и преподнесет на блюдечке с голубой каемочкой. Если у вас сознание содержанки, вы пропали, — комментирует Элла, сжимая зубы.

Шикарные роды
Богатенькая Mummy предпочитает наблюдаться и рожать в частной клинике, по примеру своих любимых знаменитостей: The Portland Hospital, The Hospital of St.John&St.Elizabeth (здесь рожала Кейт Мосс) — это два эксклюзивных адреса, где можно наблюдаться и рожать, катаясь как сыр в масле. Стоимость наблюдения и родов в The Portland Hospital колеблется между 9000 и 20 000 евро. Если хотите сэкономить и только родить в The Hospital of St.John&St.Elizabeth, вам это обойдется в 2000 евро за первые 24 часа родовой деятельности (включая рождение ребенка), затем рассчитывайте на 1200 евро за каждый день пребывания в больнице. Наблюдение беременности акушеркой (но не гинекологом) стоит 2000 евро, но в эту сумму не входят УЗИ и анализы мочи и крови.

Для сравнения: во Франции пациентка, чувствующая заботу о себе, ходит на прием к гинекологу или акушерке каждый месяц. Ее тщательно осматривают и обследуют. Очень-очень тщательно. Вагинальная пальпация — термин, незнакомый в Великобритании, за исключением, конечно, случаев непосредственной угрозы. Во Франции каждый этап на пути к родам детально объясняется, каждый визит фиксируется. За вашим состоянием наблюдают. В Англии нет этого защитного кокона: на войне как на войне.

Когда наступает день "Х", лондонской Mummy совсем не до шуток. В Англии рожают конвейером, это политика stop and go.

— Я рожала во вторник утром и в полдень следующего дня уже вынуждена была покинуть больницу. Домой пришла совершенно разбитая. Но у нас нет выбора, так все устроено. Поэтому приходится мириться.

Когда я говорю ей, что во Франции молодая мама может оставаться в больнице до пяти дней, приходить в себя и учиться основам грудного кормления вместе с акушерками и патронажными медсестрами, Элла с невольной горечью восклицает:

— Вот черт!

В течение первого года молодая мама имеет право на один-два формальных визита к педиатру, и это все.

— В большинстве случаев, когда ребенок болеет, врачи говорят мне: "Дайте ему парацетамол, и все пройдет", — утверждает Элла.

Есть чем ошеломить французских врачей с их длиннющими рецептами.

Англичане почти никогда не выписывают антибиотиков, они предпочитают, чтобы природа помогала ребенку самому бороться с инфекцией. Мне это кажется разумным. С другой стороны, никаких суппозиториев. Их здесь просто не существует. Это считается абсолютно шокирующим!

Суппозитории — это настоящее столкновение культур. Попробуйте объяснить британцам, даже самым прогрессивным, что можно лечить ангину при помощи "свечки в попе".

В неотложных случаях позвонить врачу нельзя.

— Мы можем позвонить только нашей Health Visitor (акушерке/патронажной сестре), назначенной Советом для обеспечения медицинского наблюдения за нашим ребенком до школьного возраста. В худших случаях можно всегда обратиться к платному педиатру в больницу Кромвеля за 150 евро за визит.

Кто-то скажет, что подобные испытания закаливают характер нации. Об удовольствии от жизни здесь речи не идет...

К содержанию

Гипнороды - hypnobirthing

Тридцатитрехлетняя Элеонора, находящаяся на седьмом месяце беременности, убеждена, что роды станут для нее кошмаром. Ей каждую ночь снится, что она умирает. Все ее разговоры только об этом. Ее спутнику Бену приходится принимать меры, иначе медицинская помощь понадобится ему самому. Он повсюду ищет чудодейственное решение, читает буклеты и журналы, консультируется у врачей и акушерок, роется в Интернете в поисках метода, который спасет его возлюбленную.

Один из друзей рассказывает ему о гипнородах. Дело сделано. Бен записывается на двухнедельные курсы на восьмом месяце беременности. У Элеоноры нет выбора. В любом случае, ей все равно: она уже составила завещание и разослала письма всем членам семьи. Она прекрасно знает, что ей осталось жить всего несколько недель.

Что такое гипнороды? Это роды, проводимые под гипнозом. Рационалистки типа нас тут же заподозрили бы крупномасштабный обман отчаявшихся молодых пар.

— Ты что, это сработало на все сто! — рассказывают Элеонора с Беном через несколько дней после их "коллективных родов".

Гипнороды превратились в новую манию тридцатилетних жительниц Лондона. Сторонниками этого метода стали известные лица страны, такие как Беверли Тёрнер. Эта молодая красивая брюнетка, супруга олимпийского чемпиона по гребле, комментирует "Тур де Франс" и горячо защищает гипнороды.

Вместе с тем название несколько вводит в заблуждение, поскольку в течение двух недель наши будущие молодые родители вовсе не подвергаются гипнозу и не вводятся в состояние транса, а попросту осваивают основы релаксации и совместной подготовки к родам. Основная идея состоит в том, чтобы при первых схватках как можно дольше оставаться дома, а будущий папа должен взять все в свои руки, чтобы избавить будущую маму от любых тревог. И вот он превращается в начальника вокзала с секундомером в руке, чтобы замерять длительность и частоту схваток, и в рассказчика анекдотов, которые помогут ему поддерживать мамочку в состоянии легкой эйфории.

По сути, гипнороды заключаются в том, чтобы убедить мать полностью довериться своему партнеру, а отца — взять на себя руководство процессом. Это следовало бы назвать "поддержкой отца при родах".

— Первые схватки у Элеоноры начались в семь часов утра. Мне удалось развлекать ее до восемнадцати часов. Я отвел ее пообедать, потом мы пошли в кино на старый фильм братьев Маркс, с моим секундомером на правом большом пальце. В шесть часов вечера мы направились в больницу, где я ей тут же надел наушники с приятной музыкой, чтобы она не слышала пронзительных криков других женщин. В родовой палате я продолжал ее смешить, массируя нижнюю часть спины, как меня научили на курсах. Элеоноре даже не понадобилась анестезия. Я так ее смешил, что у нее самой вырабатывались эндорфины! Когда пришло время тужиться, это заняло полчаса, и Гая появилась на свет. В итоге Элеоноре удалось оставаться спокойной и расслабленной. Она смогла сконцентрироваться на главном, не растратив силы по пустякам, и в ключевой момент родить по-королевски, — рассказывает Бен, невероятно гордый собой.

Так отец становится спортивным тренером, а мать — олимпийской чемпионкой.

Беременность, роды и декретный отпуск - испытание на стойкость

К содержанию

Жизнь после родов

Мы видели, до какой степени наша Mummy стоически переносит трудности. Теперь ей следует стать философом. На ее месте француженка давно бы выбросилась в окно. Первые четыре года жизни ребенка — самые трудные для его матери.

— Если хочешь вернуться на работу, есть четыре варианта присмотра за ребенком: ясли, где свободных мест почти не бывает и стоят они 60 евро в день; няня, рекомендованная му-ниципалитетом, стоимостью от 45 до 75 евро в день, в зависимости от квартала; частная няня, работающая за 12 евро в час; и наконец, девушка-иностранка, которую нужно поселить у себя, кормить и платить 120 евро в неделю. Последняя — лучший вариант, самый дешевый, но для этого нужно иметь свободную комнату, — объясняет Ноэми, мама двухлетнего Зака, которая оставила карьеру, чтобы заняться сыном. Деньги в семье зарабатывает папа.

Будучи проездом во Франции, Ноэми пришла в восторг от дошкольной системы в одном городке Пиренеев:

— Я оставила Зака в детском саду, и мне это обошлось вдвое дешевле, чем в Лондоне, к тому же система более гибкая: платишь только за дни посещения, тогда как в Лондоне мне приходится оплачивать ясли, даже когда Зак болеет или когда мы уезжаем в отпуск.

Начальная школа
Поступление в начальную школу может обернуться кошмаром, поскольку родители не всегда получают школу, которую они выбрали в своем квартале. Так как хорошие государственные школы переполнены, им нередко приходится обращаться в частные католические или англиканские школы, или же в так называемые public schools (очень частные школы), если у них есть средства. Либо придумать себе религиозную веру, которой у них нет. Некоторые семейные пары принимаются вести себя как практикующие христиане, чтобы их дети поступили в хорошую школу квартала, прикрепленную к церкви. И прощайте, поздние воскресные завтраки! Им приходится каждое воскресенье отправляться в церковь. Если их разоблачат, детей тут же исключат из школы.
"Если вы решили поселиться в Лондоне с маленькими детьми, прежде чем начать искать жилье, следует навести справки о качестве местных начальных школ и их принадлежности к той или иной религии", — советует Ноэми.

На самом деле многие лондонские мамочки, не зарабатывающие в Сити больших денег, предпочитают бросить работу и заниматься своими детьми до их поступления в школу в возрасте четырех лет. Начиная с трех лет ребенок может посещать ясли на полдня, но в этом случае вы не можете выбирать, и ваш малыш отправится в ближайшее учреждение на углу улицы, это не обсуждается. Но в этом грубом мире все же есть хорошие стороны:

— Английское воспитание настаивает на независимости и индивидуальности детей, в них очень рано развивается чувство ответственности, — считает Ноэми. — Оно также развивает уважение к различным культурам. Каждый крупный религиозный праздник — Рамадан, ЙомКипур, Рождество, китайский Новый год — отмечается всем классом. Иногда мне кажется, что это даже перебор, что-то вроде United Colours of Benetton, но в конце концов лучше уж так, чем наоборот.

Тем не менее наша Mummy отнюдь не становится свободнее, когда ее ребенок достигает долгожданного четырехлетнего возраста.

— Они находятся в школе лишь с девяти утра до трех дня. Порой некоторые школы предлагают занятия до половины пятого, но при этом следует раскошелиться на 20 евро в день на ребенка. Это тяжело, — говорит Ноэми.

В богатых кварталах большинство детей имеют личных гувернеров, которые помогают им делать домашние задания до возвращения родителей. Это называется равенством шансов по-английски...