Содержание:

Как научить ребенка отличать доброе от злого, истину от лжи, душевную красоту от душевного уродства? Как разобраться ребенку, а порой и взрослому, с особенностью нашего времени — постепенным размыванием границ между добром и злом? Как избежать того, чтобы отрицательный персонаж стал для подростка притягательным? Разобраться в этих сложных вопросах поможет психолог.

Береги душу смолоду. Чтобы не было поздно воспитыватьВспоминается случай, как, будучи двенадцатилетним подростком, я по просьбе учительницы биологии взялась прополоть клумбу и вместо сорняка стала выдергивать маленькие росточки хризантем, приняв цветы за сорняк. Почему сорняк показался мне тогда более привлекательным? Я не знала, как выглядят маленькие хризантемы, поэтому не могла их отличить от сорной травы... Было стыдно — клумба осталась без цветов. Почему-то этот случай надолго остался в памяти как яркая иллюстрация того, как неспособность отличать красивое от некрасивого губит красоту. Так и неспособность отличать доброе от злого губит и само добро, счастье, любовь — все, что называется благом. Как же важно научить ребенка отличать доброе от злого, истину от лжи, душевную красоту от душевного уродства! Это и отличает человека от животного — нет у животного задачи изменения к лучшему, а у человека есть.

Научить различать доброе от недоброго — не значит уберечь от негативного выбора, но значит сделать первый шаг в способности отличать одно от другого. Привить вкус к добру, сердечное желание ему следовать — главное, что нужно человеку. И сделать нужно успеть — а времени для этого отведено родителям не так уж и много, всего 10–12 лет, до подросткового возраста, когда дети начинают эмансипироваться от родителей. Потом может быть поздно. Важность этого или свое бессилие что-то сделать, возможно, уже поняли родители тех детей, которые ушли в сторону зла и порока. Добро должно стать собственной, изнутри дорогой, свободно возлюбленной темой жизни для ребенка. Задача родителей — создать условия для этого. Это возможно, когда, делая доброе, ребенок переживает радость, так как условием усвоения добра является его связь с положительными переживаниями. Здесь роль воспитания несомненна: если привлекательность добра и безобразие зла создают условия усвоения истины, тогда добро вызывает в сердце радостный отклик, а не отторжение.

В 80-х годах было проделано исследование о воздействии сценического искусства на младших школьников: оказалось, что дети проявили сочувствие к Бабе-яге — персонажу наболее привлекательному и интересному, но негативному (сыгранному, вероятно, талантливым актером), чем к персонажам — носителям положительных образов. Автор исследования рекомендовал тогда людям, имеющим отношение к искусству, учитывать простую, казалось бы, истину: добро должно быть привлекательным, зло — отталкивающим. Тогда чувства и переживания ребенка, которые являются выражением его отношения к действительности, станут выполнять свою сигнальную функцию в правильном смысле. Приятные переживания должны быть связаны с добром, неприятные — со злом. Это влияние чувств и переживаний на развитие ребенка очевидно, доказано оно и опытом бабушек, которые, воспитывая своих внуков, читали им сказки, да так, что дети уносились со сказочными героями в сказочную страну, где сочувствовали горю и радовались победе над злом, плакали над жертвенностью героев, спасающих своих близких, и негодовали на злых, хитрых и лукавых.

Сейчас же в поле зрения детей попадает разная печатная и видеопродукция, где через вывернутое наизнанку переплетение чувств ловко обыгрываются манипуляции с категориями добра и зла.

Соединение чувственности с безобразием взвинчивает инстинкты и игнорирует истинную красоту, являющую себя в тишине и простоте. Примером тому могут послужить привлекательные герои фильмов, сюжет которых может выглядеть вполне благопристойным: он строится на борьбе героя со злом. Но посмотрите на образ героя: агрессия, невероятно раздутая гордыня, но вместе с тем — физическая сила и привлекательность. Или вор — хороший друг "своих", смелый, сильный, независимый и целеустремленный. Привлекательный образ, замешенный на испорченных дрожжах неправды, создает идеал сомнительного вкуса.

Еще один пример отнюдь не героя (в чьем мире разворачивается настоящая драма, борьба, в которой рождается свет или тьма), а неоднозначного персонажа, у которого есть вполне определенные негативные устремления, обрамленные обворожительными чертами, — Остап Бендер из романа И. Ильфа и Е. Петрова "12 стульев".

Смелый, оптимистичный, хорошо и тонко разбирающийся в психологии людей, не лишенный чувства юмора, ловкий человек, вызывающий симпатию у зрителей и читателей, — обыкновенный авантюрист, шарлатан и плут, идущий на все ради наживы. Этот герой в основной массе зрителей и читателей вызывает только симпатию. Почему? Хотя это вопрос к литературоведам, но для нас — иллюстрация того, как отрицательный персонаж может стать притягательным через соединение недоброй воли с импонирующими чертами характера.

Итак, заманчивый образ, имеющий сомнительные устремления, которые так изящно и легко им воплощаются. При скудости духовного мира — какое творческое отношение к жизни, при низменности целей — какое бесстрашие, при порочности — какое вдохновение! Масса положительных качеств, делающих героя пленительным, служат достаточно пошлым целям, которым и подчинено все обаяние героя. Обвести всех вокруг пальца и сделать это изящно — вот что может стать привлекательным для некоторых молодых людей, взявших за образец для подражания такого героя. Могли ли предполагать И.Ильф и Е.Петров, когда писали роман, что вместо сатирического высмеивания героя они вызовут симпатию к нему?

Так, через вплетение положительных сторон в образы отрицательных персонажей (что делает их, а в их лице зло, привлекательными) создается образ "современного человека". Как тут разобраться подростку, а порой и взрослому, с такой особенностью нашего времени — постепенным размыванием границ между добром и злом? Без "царя в голове" тут не разобраться.

Желательно не смотреть такую продукцию, а если уж никак нельзя обойтись — то хотя бы обсуждать с детьми просмотренное или прочитанное, условием чего, конечно, является духовная связь с детьми и наличие авторитета взрослых.

А если вы придете на современный детский спектакль, где детям покажут сказку "Волк и семеро козлят", вы, может, даже и не удивитесь, что режиссер перевернул смысл сказки, сделав из волка очень дружелюбное существо, которое, собственно, и не собиралось есть козлят, а только хотело с ними поиграть. Так что мама коза зря осторожничала, пытаясь уберечь своих козлят от очевидной гибели.

Такими примерами, к сожалению, заполнено наше пространство не только в кино, но и в жизни. Поэтому никак нельзя оставлять ребенка один на один с просмотренным или прочитанным. Уберечь от того, что приходит извне, можно только противопоставив другую красоту и привлекательность, воспитав ориентиры добра и зла и умение разбираться в этом.

К содержанию

Поддержка собственного положительного образа ребенка

Береги душу смолоду. Чтобы не было поздно воспитыватьДля ребенка очень важен положительный образ самого себя: это дает ему силы, поддерживает в его развитии. Уже с младенчества он создается родителями. Как? Через признание его значимости и ценности, через одобрение и поддержку его положительных намерений, через приобщение к источникам положительных образов.

Иногда в детских садах целенаправленное создание такого образа наблюдается в неадекватном виде. Например, когда детей учат самовнушению в виде выкриков "Я самый лучший! Я самый лучший!". Такое неправомерное создание положительного образа себя основано не на любви, а на внушении, что не одно и то же. Создание адекватного положительного образа себя, формирующегося с младенчества, идет через признание значимости ребенка и любви к нему, а не через истерические выкрики. Тем более что это вовсе не исключает порицания негативных проявлений. Адекватная оценка поведения ребенка на фоне положительного к нему отношения — условие правильно воспринятого положительного образа "Я".

Ребенок во время своего роста и развития нуждается в одобрении со стороны взрослых, в их поддержке, без которой ему трудно освоиться в этом мире. Одобрять — значит говорить о добром. Сдержался, не ударил обидчика, помог маме, хотя хотел играть, и т.п. Одобрение за усилия, труд по преодолению — наиболее верный предмет родительского внимания. Оценивать вклад, сделанный для другого: "Как ты меня обрадовал", значит, это хорошо. Ребенок радуется тому, что мама радуется. Это элемент сорадования, как частный случай соучастия.

К содержанию

Нравственная оценка

Наряду с созданием положительного образа себя, который опирается на любовь и внимание взрослых к ребенку, необходима также оценка негативных поступков и поведения. Поэтому очень важно сочетание положительного образа себя с нравственной оценкой поведения, отношением взрослого к поведению (не к личности) ребенка. Она может быть выражена всегда по-разному: чувствительному ребенку достаточно вопрошающего взгляда, другому — построже, вариантов много, они определены возрастом, особенностями ребенка, ситуацией. Но главное — предмет оценки и тот дух, в котором она будет исполнена.

Часто мы встречаемся с неадекватной оценкой со стороны родителей. Чтобы избежать этого, укажем на некоторые явные ошибки.

Первый вид неадекватной оценки проявляется, когда неправильно понимается предмет оценки, т. е. то, что оценивается. Часто приходится быть свидетелем того, как взрослые в истерике набрасываются с оскорблениями на своего ребенка из-за поломанной игрушки или испачканной одежды, доводя малыша до плача, а иногда и до нервного срыва. Срывая на ребенке зло, они перекладывают свой эмоционально-психологический груз на слабые и хрупкие детские плечи. Нравственная оценка не может быть безнравственна.

Понимание того, что негативные проявления — это не поломка игрушки с целью узнать ее устройство и не случайно испачканное платье, а злость, агрессия, жадность, истеричность и все то, что вредит личности ребенка и может повредить ему в будущем, если не будет порицаться.

Другой вид неадекватности оценки взрослого выражается в ее непоследовательности: то, что вчера считалось допустимым, сегодня наказуемо. Тогда ребенок путается.

Третий вид неадекватной оценки проявляется в недооценке или отсутствии оценки. Когда родители не порицают зло, во всем оправдывают ребенка, а порой обвиняют всех и все, везде усматривая правоту своего ребенка.

Когда моему сыну было около 3 лет, мы со знакомой, у которой дочь была такого же возраста, гуляли вместе с детьми. Я увидела, как малышка ударила сына. Я ее немного пожурила, на что мать возмутилась и сказала, что его так и хочется ударить. Так она объяснила и вместе с тем оправдала поведение дочки. Моему удивлению не было предела. Значит, подумала я, есть такие безответные, скромные люди, вызывающие у бойких и агрессивных чесоточное желание их ударить. Примеров, когда родители оправдывают своих детей, много. Это формирует у ребенка неправильное представление о себе, неумение и нежелание видеть в себе недостатки, понимать, что тот или иной проступок дурной. Такие родители идеализируют своего ребенка, поощряя зло, которое должно быть остановлено. Становясь взрослыми, такие дети могут быть нетерпимы к критике, склонны к самооправданию. У них вырабатываются разрушительные защитные механизмы, тормозящие и деформирующие развитие личности, развитие духовного "Я". Обвинение других, агрессия, нежелание считаться с окружающими, стремление любыми, часто неадекватными средствами "быть хорошим", чтобы не нарушить положительный образ себя, в котором они очень нуждаются, — вот портрет взрослого, воспитанного подобным образом. В детстве у такого взрослого зло не было искоренено и положительный образ себя не укоренился в должной мере, потому что плевелы зла выросли вместе с ростом ребенка и помешали своими терниями возрасти образу Божию в человеке. Вот почему, чем раньше ребенок с помощью родителей увидит дурное в себе, тем больше шансов, что оно не разовьется дальше.

Еще один вид искаженной оценки проявляется в неуместной и частой оценке, когда не учитываются обстоятельства, намерения ребенка, когда ребенок находится под постоянным и неусыпным контролем родителей и предметом оценки служит каждый неверно сделанный шаг. Такой контроль, в зависимости от личностных особенностей ребенка, может вызвать агрессию, страх, снижение активности и инициативности, а иногда и лицемерие.

Если в воспитании делается акцент на недостатках или негативных сторонах ребенка, то не формируется положительный образ себя, это также искажает развитие, так как лишает ребенка опоры, поддержки, ребенок теряет интерес к себе, что тормозит акт самопознания, стремление к улучшению.

Возможно, знание разных видов искаженной оценки и ее последствий поможет нам избежать ее. Как забвение оценки, так и игнорирование положительных сторон ребенка искажает познание себя, развивает неадекватность. Уроки любви действительно начинаются в младенчестве, но продолжаются все детство. Истинная любовь родителей рождает в ребенке уважение к себе и другим, закладывает чувство собственного достоинства: ребенок должен расти с уверенностью, что может изменяться к лучшему.