Мои чрезвычайно довольные собой и миром детишки - пятилетний Сергей и трехлетняя Маша, повизгивая от восторга, встречали меня у калитки. От их вида мое сердце пропустило удар. С почерневших до неузнаваемости шапочек стекали струи липкой грязи, ее малыши размазывали по своим радостным личикам; их утепленные комбинезончики стали серо-буро-малинового окраса и разбухли; а о состоянии шарфов, варежек, кофточек и брюк говорить даже не приходилось. И до сих пор мои дети именно так заканчивают свое пребывание в "барне парке" ("детском парке"). "Но, в принципе, ничего особенного!" - подумала я, с пристрастием оглядывая других, столь же чумазых ребятишек вокруг, и, вспомнив, что нам отсюда до дома, к счастью, лишь пять минут: "Придем, я их хорошенечко переодену и отогрею".

У нашего с детьми приключения была уважительная причина: начало весны и связанное с ней появление огромной лужи в "детском парке". Наш "барне парк", как, впрочем, и все другие, представляет собой огороженную сеткой территорию, где наличествуют две старые лодки, три детские горки и пара качелей. Тут же еще расположен и небольшой сарайчик с пристроечкой для хранения инвентаря: велосипедов, санок, лопаточек, ведер и тому подобного. Воспитатели заводят малышей в сарайчик только на полчаса, чтобы те покушали принесенные родителями незамысловатые бутерброды, попили из своих же бутылочек подслащенную воду или молоко и сходили в туалет.

"Барне парки" отличаются от "барне хагенов" (норвежских детских садов) тем, что в первых дети проводят только по три часа (летом - четыре) и почти все время на улице вне зависимости от погоды. Ограничение может быть одно: мороз за -10°С. Детский же сад родители могут выбрать по вкусу: полного дня (8 часов) или неполного дня (5 часов). Хотя детские учреждения и являются платными, еще приходится постоять в очереди от нескольких месяцев до нескольких лет. Время ожидания зависит от состоятельности местной районной власти. Интересно также отметить, что название "детский сад" на большинство европейских языков так дословно и переводится. Например, "барне хаген", "киндер гарден"; а вот "барне парки", скорее всего, чисто норвежское изобретение.

Отличительной особенностью и главной забавой любого "барне парка" является большая лужа, которая активно себя проявляет весной, осенью, в дождливую погоду и в сезон таяния снегов. Вода затапливает от трети до половины площади "парка", но не вызывает ни малейшего беспокойства ни у родителей, ни у педагогов. А что касается малышей, то для них это и есть наиболее привлекательный объект, так что лучше и желать нельзя, и они с удовольствием развлекают себя сами под равнодушными взглядами воспитателей.

Основными методами борьбы с вымоканием являются вовсе не попытки осушения территории парка или какие-либо ограничения детской свободы передвижения, а водонепроницаемые комбинезоны - отличительная особенность детских гардеробов в Норвегии. Всех цветов радуги, красивая, удобная и прочная такая одежда гарантирует, что владельцы могут в ней промокнуть только через рукава и воротник. Гарантии ребятки успешно подтверждают на практике.

"Барне парки" и "барне хагены" - не единственные места, которые могут посещать малыши в Норвегии. В маленьком городке на юге страны я отводила сына и дочь в так называемый частный детский сад или, по-норвежски, к "даг маме" ("дневной маме"). Даг-мамы бывают "черные" и "белые". Отличаются они только тем, что "белые" официально зарегистрированы, а "черные" - нет, и поэтому последние не платят налог на свой доход. Налоговые инспекции закрывают на это глаза, хотя в маленьких городках все обо всех все знают. Возможно даже, что собственные дети руководителя налоговой конторы ходят в одну из таких групп и происходит это, зачастую, вынужденно. Дело в том, что в Норвегии, особенно в небольших городках, стояние в очереди в коммунальный детский садик составляет не менее 2 лет. Работающим мамам отпуск по закону положен только пока ребеночку не исполнится годик и поэтому куда-либо еще, кроме даг-мамы, сдать малышей ясельного возраста практически нереально. Лично мне была важна гибкость даг-мамы в отношении неполной недели и часов посещения, чего вряд ли можно добиться в официальных детских садиках.

Если вам интересно сопоставить, то скажу, что за восемь часов воспитательница нашего частного сада брала с меня (это стандартные расценки) 100 крон или 15$ за первого ребеночка и 80 крон (11$) за второго. Двадцатипроцентная скидка на последующих малышей положена и в государственных садиках, а вот в "барне парке" требуют одинаковые 40 крон (6$) за дитя и в летнее, и в сокращенное зимнее время.

Иногда семьи при большом количестве малышей и чрезвычайно занятых при этом собственной карьерой маме и папе нанимают себе au pair (не правда ли, звучит красиво и загадочно). А, по-русски говоря, они приглашают в няни девушку или юношу с проживанием в их доме, питанием за их счет и месячной зарплатой 2500-3000 крон (375-450$), что не так уж и много, с учетом норвежских цен. Няни абсолютно не являются какой-либо отличительной чертой Норвегии, так как фирмы по их найму имеются в любой европейской стране с совершенно стандартными условиями контрактов и набором предварительных документов.

Вспоминая детские сады бывшего Советского Союза с их почти насильственным трехразовым горячим питанием, формальными занятиями музыкой, пением, рисованием, иностранными языками и подготовкой бесконечных концертов для шефов, многое теперь воспринимается по-другому.

Моя подруга, работавшая до переезда сюда учительницей музыки в детском садике Мурманска, профессионально возмущалась полным отсутствием какой-либо педагогической системы в воспитании дошкольников сразу после того, как отдала своего сынишку в местный детский сад. "Только представь себе, - горячилась она, посвящая меня в таинства детсадовских устоев, до тех пор нам не известных. - Теплой еды вообще нет, несут сухомятку с собой. Если малыш, бедняжка, захочет днем поспать, так он должен сам взять матрасик и удалиться в соседнюю с игровой пустую комнату, а взрослым и дела нет. Никиту забираю вечно перемазанным в красках, потому что дети там рисуют друг на друге под болтовню поставленных за ними присматривать красивых девушек и веселых молодых парней. А Никитины вещи разыскиваю по полчаса в перемешанных и как попало сваленных кучах одежды и хоть бы кто за этим следил. В общем - полная анархия!" Во второй свой день в норвежском детском саду ее сын в силу своей льющейся через край энергии свалился с горки животом на камни и с неделю отлежал дома. Теперь с ним все в порядке, свой "барне-хаген" он очень любит и каждое утро бежит туда вприпрыжку.

Я думаю, что главное положительное отличие местных детских садов от дошкольных учреждений нашего с Никитиной мамой детства состоит в полном и повсеместном отсутствии нервных, сварливых и постоянно кого-то одергивающих тетечек, которые заменены на мечтательно-безмятежную и почти никогда не делающую замечаний (никто ничего и не замечает) молодежь.

Из-за отсутствия в Норвегии какого-либо официального образовательного начала для дошколят, и, скорее всего, в силу своей родительской русскости, я сама вожу сына на занятия плаванием, футболом/хоккеем (зависит от сезона) и джиу-джитсу; и его же, но вместе с сестрой - на танцы и пение. Сходящим с ума по вопросам образования детишек родителям отечественного образца эти уроки тоже покажутся несколько странными ввиду отсутствия в них строгих методик и несерьезностью характера проведения. Однако игры и полная добровольность вовлечения вызывает у всех ребятишек в классе только эмоции радости и удовольствия, что, наверное, и является конечной целью для норвежских учителей. Перенапряжение не допускается совершенно и это неплохо, хотя и у такого разрелаксированного обучения есть как свои плюсы, так и свои минусы. Так продолжается и дальше в школе, и это может послужить темой нового репортажа.

Наверное, надо упомянуть и о том, что со следующего полугодия цена на пребывание ребенка в "барне-парке" возрастет на 10 крон. Подозреваю в этом связь с возможными планами по расширению игровых луж. Но после трехгодичного проживания в Норвегии все эти "лужи" не очень стали меня беспокоить. Если так и дальше пойдет, то через N-ное количество лет я тоже, согласно местным традициям, стану поить детей ледяным молоком даже при кашле. Однажды в офисе мой муж к слову упомянул, что наши родители вот уж никогда бы не позволили нам пить молоко из холодильника, зато при ангине часто давали горячее с медом. Могучие, рослые норвежцы долго смеялись и качали головами: "Не давать холодного молока... И каких только причуд не бывает на свете".

Статья впервые опубликована в журнале "Здоровье" №4 за 1997 г.

Наталья Копсова, natashakop@hotmail.com