"Покупать картины и богатеть, богатеть!"
Джон Голсуорси

Жизнь стоит дорого - не секрет. А хорошая жизнь - еще дороже. Все тратят деньги, но только некоторые умеют их вкладывать. Как можно украсить свой дом и сделать при этом выгодную инвестицию?

Традиционно "высокое искусство" противопоставлялось низкой коммерции. Коллекционирование предметов искусства считалось уделом тонких, высокообразованных, но непрактичных натур. Собирателей представляли безумцами не от мира сего, отказывающими в куске хлеба себе и своей семье ради приобретения очередной редкости. Считалось даже, что эта страсть может довести до разорения. А иногда можно столкнуться и недоумением: "Зачем собирать чужое старье?".

Таким взглядам несколько противоречит тот факт, что прославленные российские коллекционеры и предприниматели - Щукины, Морозовы, Мамонтовы, Рябушинские, Бахрушины - являлись успешными коммерсантами, не привыкшими выбрасывать деньги на ветер. И в наше время трепетные дамы с искусствоведческим образованием успешно сотрудничают с "акулами" бизнеса, а иногда и сами показывают вполне недетские зубки.

Попробуем доказать, что "разорительной страстью" собирательство старинных полотен можно назвать лишь в исключительных случаях, гораздо чаще это увлечение обогащает владельца коллекции, а предметы старины являются надежным объектом для инвестиций.

Взглянем на предмет с позиций экономиста, коммерсанта, банкира и разберемся, почему одних искусство доводит до нищеты, а других - обогащает. Изначально займем циничную, "капиталистическую" позицию: будем рассматривать нетленные произведения искусства не только как источник "разумного, доброго, вечного", но и как средство получения дохода, как активное вложение денежных средств.

Определимся в терминах: актив - это левая сторона бухгалтерского баланса; активами называются средства, вложенные куда-либо для получения прибыли (от лат. Activus - действенный). Антиквариатом, согласно словарю Ожегова, принято называть вещи старинные и ценные. Именно о них и пойдет речь, а не о таких экзотических собраниях, как коллекция спичечных этикеток или конфетных оберток (хотя и они могут представлять собой ценность).

Действительно ли, закупив для гостиной не супермодный современный гарнитур, а мебель, вышедшую из моды лет этак 150 назад, вы можете считать это активным вложением средств? Чтобы решить этот главный вопрос, попробуем сначала ответить на несколько других:

  1. Из чего складывается стоимость картины?
  2. Насколько связаны понятия оценки и экспертизы?
  3. Почему стоимость старинных полотен постоянно растет?
  4. Что такое понятие остаточной стоимости применительно к современным и антикварным предметам меблировки, декоративно-прикладного искусства и пр.?

Большинство людей оценивают живописные полотна по принципу "красиво - некрасиво", удерживая в памяти лишь несколько десятков знаменитых фамилий, при этом зачастую руководствуясь даже не собственными ощущениями, а подписью на табличке: раз "Рокотов", значит, хорошо. В каталогах аукционов рядом с репродукцией тоже присутствует такая "табличка", которая помимо сведений об авторе, времени написания, размере и состоянии сохранности содержит еще и "estimated price" - т. е. ту цену, за которую картину рекомендуют купить. Откуда возникает эта цифра? Из чего она складывается? Почему стоимость картины после проведения грамотной экспертизы может возрасти в десятки раз?

Приведем такой пример: неким коллекционером приобретен, скажем, акварельный портрет молодой девушки неизвестного художника. С рисунком начинают работать искусствоведы: изучают манеру письма, пометки и надписи на полях и на обороте, сличают с другими изображениями - и устанавливают личность модели. Появляется конкретность. Если изображенная оказывается особой известной - цена акварели возрастает. Можно пойти дальше - поднять сохранившиеся архивы того семейства. На этом этапе иногда случаются те чудесные неожиданности, на которые втайне надеется любой коллекционер: находится письмо или другая запись, из которой следует, что акварель написана известным мастером. Цена портрета возрастает в десятки раз. Описанная здесь история не вымышлена: она произошла в 1995 г. с акварельным портретом Е.Н. Муромцевой кисти Петра Соколова из коллекции Тверьуниверсалбанка.

Аналогичных примеров немало. Маклер руководствуется внутренним чутьем и идет на известный риск: экспертиза может и не подтвердить его догадку. Не исключен вариант, что приобретение окажется фальшивкой. В этом случае вложенные средства будут почти безвозвратно потеряны. Подобную сделку можно сравнить с биржевой спекуляцией, когда, приобретая акции какой-либо компании, дилер рассчитывает, что их стоимость в ближайшее время вырастет. Расчет может оправдаться, а может и нет. Гораздо чаще знатоки приобретают уже атрибутированные полотна с целью хранить их долгие годы.

Почему стоимость картины зависит от экспертного заключения? Ведь в самой картине от экспертной оценки ничего не меняется. Можно привести такое сравнение: самое изящное колечко из неизвестного желтого металла ничего не стоит, пока на нем не стоит проба. После апробации его стоимость возрастает в сотни раз, но в самом кольце тоже ничего не меняется. Просто дело в том, что неискушенные люди привыкли смешивать два понятия: эстетическую ценность вещи и ее рыночную стоимость.

Года два назад Государственному Эрмитажу был продан знаменитый "Черный квадрат" К. Малевича. Он был оценен квалифицированным экспертом, вице-президентом Российского общества оценщиков антиквариата и ювелирных изделий Г. А. Путниковым в 1 млн. долларов. Причем эта цена была названа условной, эксперт заметил, что за рубежом стоимость картины была бы в 10-15 раз выше. И это притом, что в глазах подавляющего большинства людей (прошу прощения у поклонников К. Малевича), эстетическая ценность картины стремится к нулю.

В пользу разграничения эстетики и цены говорит и тот факт, что, меняя владельцев, некоторые произведения не покидают при этом депозитария в швейцарском банке. Собственно, предметом купли-продажи служит не сама картина, а экспертное заключение на нее. Т.е. акт экспертизы, удостоверяя ценность оригинала, становится чем-то вроде ценной бумаги.

Но если стоимость картины не связана напрямую с ее эстетической ценностью, то чем она определяется? Почему деревянная рама и отрез обветшалого раскрашенного холста может стоить миллионы долларов? На этот вопрос можно ответить так. Стоимость картины определяется:

  • временем создания: если примитивно, то чем вещь старше, тем она дороже. Это зависит от количества предметов той или иной эпохи, дошедших до наших дней. Хотя такое правило не является абсолютным;
  • тем, как историки оценивают это время - как расцвет или как упадок. Так, например, первая половина XIX века - период расцвет русской усадьбы, вторая половина - период ее упадка;
  • установлен ли автор. Картина неизвестного художника или изделие без клейма фирмы стоят намного дешевле;
  • насколько этот автор известен, "раскручен". Есть устоявшиеся авторитеты, но во многом ситуация определяется модой. Подчас перед продажей той или иной именной коллекции антиквары проводят целые рекламные кампании. Появляется ряд "независимых" статей о том, насколько гениален был художник, как неудачно сложилась его судьба, как он незаслуженно забыт и т.п. Иногда мода определяется и внешними событиями: так, например "перестройка" вызвала повышенный интерес к русской живописи на Западе;
  • к какому периоду творчества художника относится произведение, насколько оно технически совершенно;
  • личностью модели: портрет Пушкина или Менделеева будет стоить дороже портрета никому неизвестного обывателя;
  • степенью его сохранности: облитая кислотой "Даная", несмотря на всю свою уникальность, все-таки потеряла часть своей рыночной цены.

Остаточная стоимость или то, сколько стоит вещь без учета всех магазинных накруток.

Сравним две покупки: дорогих фирменных современных часов и часов старинных. Что происходит с остаточной стоимостью того и другого после того, как вы вскрыли упаковку и установили свое приобретение на предназначенное ему место? Остаточная стоимость современных часов падает: "потеря товарного вида". Если спустя несколько лет, вы захотите их продать, то выручите неизмеримо меньше потраченной суммы: часы не новые, модель устарела.

А в случае с антикварной вещью? Потери товарного вида не происходит, при нормальном хранении и уходе годы делают вашу покупку только старше и, следовательно, ценнее. При наличии элементарных коммерческих способностей, лет через 10-15 вы легко сможете продать их с прибылью.

Из чего складывается эта прибыль? Почему стоимость полотен или других предметов антиквариата растет? Насколько постоянен этот рост?

Во-первых, коллекционируя предметы старины, вы защищаете свои сбережения от инфляции.

Во-вторых, рост цен на старинные произведения искусства связан с неумолимым ходом времени: несмотря на все усилия реставраторов и заботу коллекционеров, картины и другие предметы разрушаются, гибнут в пожарах, наводнениях, "локальных конфликтах" и пр.

Но так ли постоянен рост цен? Ответ - нет. Выше уже упоминалось о моде на то или иной направление, тот или иной стиль. Следствием повышенного интереса к творчеству, например, Айвазовского становится рост числа подделок этого художника. Подделки вызывают разочарование и опасения, картины покупают менее охотно. Как следствие, цена на них падает. Так произошло с "агитационным фарфором" - советской посудой 20-30-х гг. из фарфора низкого качества, украшенной революционными лозунгами и пропагандистскими картинками.

Искушенные коллекционеры поступают наоборот: покупают немодное, и продают, как только вещь входит в моду и цена на нее становится максимальной.

Т.е. рост цен на предметы антиквариата происходит по тому же принципу, что и рост цен акций надежной компании на бирже: вектор направлен в верхний правый угол, но реальная цена колеблется около этой направляющей.

Подобными же правилами можно руководствоваться и при покупке произведений современных мастеров. Здесь от эксперта требуется особый дар: слава самого "раскрученного" живописца может угаснуть через несколько лет после его смерти, а никому не известный аутсайдер может быть признан гением. Когда-то так произошло с произведениями А. Модильяни, позднее - С. Зверева. "Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок, - покупай ее" - таким принципом руководствовался С.И. Щукин, скупая полотна пост-импрессионистов.

Насколько надежны такие вложения средств? В истории довольно много случаев, когда коллекции распродавались "за долги", т.е. помогали с расплачиваться с кредиторами. Как бы ни было такое событие болезненно для самого коллекционера, оно скорее говорит о преимуществах собирательства как объекта инвестирования по сравнению с другими.

Если же расставание с любимой коллекцией для вас "смерти подобно", то, в крайнем случае, ее можно заложить, т.е. ценный предмет антиквариата может служить обеспечением кредита. И такие примеры есть, и не только за рубежом.

К тому же не следует забывать еще об одном немаловажном источнике косвенного дохода: праве на воспроизведение. Это значит, что вы можете издать каталог своей коллекции и распродать тираж, требовать платы за воспроизведение вашей собственности в печатных изданиях, использовать коллекцию в рекламных целях и прочая, и прочая.

Итак, старинные полотна и другие предметы антиквариата не только радуют глаз своих владельцев, но и могут считаться достаточно надежным и доходным объектом для инвестиций. Вложенные в них средства "работают", принося прибыль подобно ценным бумагам. Увы, как можно разориться или, наоборот, составить состояние, играя на бирже, так можно прийти к аналогичным результатам, коллекционируя предметы изящных искусств. Дело в знаниях: искусствоведческом образовании, деловой интуиции, умении предсказывать тенденции рынка и пр. и т. п. Если вы не обладаете этими качествами, не стоит ни пускаться в биржевые авантюры, ни заниматься коллекционированием. Если же вы уверены в себе или способны нанять компетентного специалиста - рискуйте!

Автор выражает глубокую благодарность Путникову Г.А. за предоставление материала для статьи.

Мария Гречко, mgrechko@yandex.ru.