Британский подход к воспитанию детей простой и, как и русский, состоит из многих «не» (просто на острове эти «не» несколько другие). Так, местные родители придерживаются формулы «НЕ наседать, НЕ опекать и НЕ перегревать». Последнее выражается в основном в том, что в холодную погоду закаленные английские дети шляются по улицам чуть ли не в чем мать родила.

Английский подросток: что разрешают родители

Особенное впечатление производят зимой мамы, вполне по погоде одетые, ведущие в школу первоклашку без шапки, шарфа и даже хоть сколько-нибудь приличной обуви. Как ни странно, в основном дети не болеют. Во всяком случае, большинство из них довольно закаленные. Но бывают и досадные исключения, особенно поражающие нервных русских эмигрантов, привыкших собственных детишек кутать, как на родине, и живущих в вечном страхе, что «дитя простудится».

Как-то знакомая русская леди, которая водит своего ребенка во вполне приличную частную школу в хорошем районе, рассказала мне трогательную и поучительную историю о британской родительской безалаберности. На перемене знакомая мама пожаловалась ей, что у ее сына Джоша болят уши. Они неоднократно посещали доктора, но лекарства не помогали. Так как знакомая моя регулярно лицезрела этого самого Джоша зимой в мороз с непокрытой головой, она задала вполне закономерный вопрос: «А вы шапку надевать пробовали?». Родительница посмотрела на русскую эмигрантку с нескрываемым презрением: мол, какая тут еще шапка, когда таблетки не помогают. Но, видимо, позднее, разочаровавшись в традиционной британской медицине, решила прибегнуть к варварскому народному методу из далекой России. Джош начал носить шапку. Уши, как ни странно, прошли.

Маленькие детки — маленькие бедки. Настоящие проблемы у лояльных британских родителей начинаются, когда британский ребенок превращается в подростка. Уровень подросткового алкоголизма в стране, опять же, один из самых высоких в Европе. По результатам исследования, проведенного в Университете имени Джона Морса в Ливерпуле, один тинейджер в Британии выпивает в год в среднем 44 бутылки вина и 177 пинт пива (примерно 88 л). Около 40% подростков в бедных районах страны пьют чуть ли не ежедневно. Да и не только. Достаточно посмотреть на студентов-первогодков: по вечерам кампусы лучших университетов страны наполняются орущими, еле стоящими на ногах юными бриттами, страшно пугающими своим видом тихих иностранных студентов из Китая.

Такая вседозволенность в университетах — дело неудивительное. В конце концов, детишки вырвались из дома, им хочется свободы. На самом деле большинство из них соблазнились зеленым змием еще задолго до того. Даже подростки из хороших семей нередко откровенно пьют чуть ли не при родителях, а те им и слова не смеют сказать. Причина — опять же в особом британском подходе к воспитанию. Давно прошли те времена, когда детишки росли в спартанских условиях. Это во времена Джен Эйр дисциплина ставилась во главу угла и, чуть что, можно было получить линейкой по руке или надолго засесть в чулане. Дети, считают современные британцы, должны расти свободными личностями. Поэтому в наши дни никто их особенно не поучает и не ограничивает.

«Мама, мама, где моя чертова бутылка? — злобно кричит девочка-подросток лет четырнадцати в состоянии очевидного алкогольного опьянения. — Я хочу еще выпить!». Вполне себе приличная мама неодобрительно качает головой: «А тебе не кажется, что уже хватит?». Такие сцены — не редкость даже «в лучших домах Лондона». Ограничения, правила, наказания, страх перед «предками», работа по дому — все эти такие обычные меры, которые успешно используются родителями в Америке, Южной Африке, Индии и многих других странах, в Британии практикуются чрезвычайно редко. Британцы уже стали задумываться: верно ли они подходят к воспитанию детей? Может, дисциплина все таки необходима?

Так, на Би-би-си даже появилась передача «Самые строгие родители мира» (The World Strictest Parents), в которой молодых и чересчур свободных бриттов, многие из которых прикладываются к бутылке, жизни не мыслят без сигаретки и не брезгуют косячком, отправляют в семьи за рубежом. Начинается она обычно с того, что несчастные британские родители чуть не плача умоляют о помощи — мол, не знаем, что делать с этим безобразником. А заканчивается тем, что богобоязненные американцы, крепкие южноафриканцы или жесткие индийцы, еще несколько недель назад принявшие в лоно своих семей британских оболтусов, отправляют назад на остров «шелковых» мальчиков и девочек. Родители плачут от счастья и благодарят передачу. Занавес.

К сожалению, подростковый алкоголизм влияет и на преступность среди тинейджеров. К примеру, пару лет назад Британию шокировала смерть 20-летней студентки Софи Ланкастер, которую убил пьяный 15-летний Брендон Харрис. Перед этим Брендон принял на грудь несколько литров сидра, пива и шнапса. В ночь смерти Софи в Чешире толпа пьяных подростков забила до смерти отца троих детей Гэри Ньюлав. По данным упомянутого университетского исследования, «из 190 000 подростков в возрасте 15–16 лет в Англии 57 000 напиваются, употребляя более пяти—шести спиртных напитков за раз». А около 40% пьющих девочек и 42% мальчиков так или иначе участвуют в каком-либо насилии.

Английский подросток: что разрешают родители

Загадкой остается одно: как же все-таки подростки умудряются напиваться, учитывая, что продажа алкоголя в стране до 18 лет запрещена? При этом документы при попытке купить бутылку спрашивают в британских магазинах чуть ли не у каждого, кто выглядит моложе 30 (просто на всякий случай, а вдруг это «допившийся до раннего старения» подросток). А в большинство приличных баров без ID (identification document, идентификационный документ) тинейджер зайдет только через труп мощного вышибалы.

В общем и целом британский подход к воспитанию детей прямо противоположен русскому: островитяне считают, что ребенок должен быть раскованным, обязательно outspoken (то есть уметь хорошо выражать свои мысли, уверенно их высказывать) и независимым. Глядя на милых детишек в хороших районах, спешащих в школу под пение птичек по увитым розами и плющом улицам, душа радуется. И кажется, что нет ничего прекраснее, чем быть ребенком в свободной зеленой Британии. Но на острове, как и почти везде в мире, есть и другие дети, живущие в неблагополучных районах, с пьющими родителями. Многие из них, достигнув подросткового возраста, бегут из семей, и проблема бездомных подростков в Британии, несмотря на активное участие различных благотворительных организаций и правительства, все еще существует.

Нелегко приходится и многим детям бывших иммигрантов — выходцев из семей с Ближнего Востока, Индии, Пакистана. Конечно, у них меньше проблем, чем, скажем, у их сверстников из арабских семей в пригородах Парижа. В Англии нет такой жесткой сегрегации, как во Франции. К примеру, эмигранты в Лондоне, хоть и превалируют в определенных районах, не находятся в изоляции от остального общества и британской культуры (основной ценностью которой является свобода — в том числе и для других наций). Эмигранты носят национальную одежду, питаются исключительно в своих ресторанах? Да пожалуйста, решили бритты. Обязательно зайдем к ним попробовать загадочные кушания. Ни взаимной враждебности, ни неприятия друг друга у островитян и переселенцев в странных одеждах — одно сплошное дружелюбие и удовольствие от возможности насладиться благами других культур. «Я бы не мог жить в другой стране, где мне приходилось бы делать усилие, чтобы найти карри», — признался как то мне знакомый британец.

Но вот у молодых бриттов — выходцев из семей эмигрантов, воспитанных одновременно толерантным британским обществом и собственными консервативными семьями, нередко возникает «кризис самоидентификации». С одной стороны, воздух свободы, английские друзья, родители которых не названивают им каждые полчаса после десяти часов вечера, красивые короткие платья английских девчонок. С другой — религиозные праздники, строгие ограничения, давление семьи, необходимость много работать и учиться, чтобы «выбиться в люди», в то время как сверстники-бритты убеждают, что молодость бывает только раз в жизни и провести ее надо в баре или на дискотеке.

«Своя музыка», «своя культура», «свои тусовки» с такими же, как ты, то есть «белыми британцами внутри — азиатами снаружи». Все это налагает определенный отпечаток на то, как чувствуют себя в обществе дети эмигрантов. Многие из них проходят через жесткие конфликты не только с собой, «непохожим на других», но и с собственными семьями. Кто-то скрывает, что уже давно живет «с белой курочкой» и не собирается жениться на приличной девочке из родной деревни, за которую мама просватала его еще в младенчестве. Кто-то, активно учась на доктора, чтобы папа, всю жизнь вкалывавший водителем такси, мог им гордиться, по вечерам диджеит в баре и не расстается с гитарой.