Содержание:

Я до сих пор не пойму, как это могло произойти. Сын, который тогда еще не умел ходить и только пытался вставать, стремительно подполз к старенькому буфету и, буквально вскочив на ноги, стал его трясти. И я, и муж в это время были рядом. Но почему-то не успели среагировать. С буфета упал будильник. Прямо в лицо сыну. Результат: один передний зуб болтается, как на ниточке, другой шатается...

Тогда мне, конечно, было не до обобщений и выводов. А вот сейчас, вспоминая общение с медиками, я понимаю, что волею судьбы нам довелось познакомиться с основными психологическими типами людей в белых халатах. К сожалению, многие из них к нашей физической травме пытались добавить еще и психологическую.

К содержанию

Они уже сгоревшие

Первым делом я осмотрела сына. Глаза - на месте, а зубы - это ерунда, новые вырастут. Несмотря на приличное кровотечение во рту, сынуля стал сосать сисю и быстро успокоился. Но я все-таки решила вызвать "скорую".

"Девочка! Хватит баловаться!" - так отреагировала на мой звонок оператор скорой помощи. Наверное, у меня был слишком спокойный для такой ситуации голос, или женщине на том конце провода просто хотелось сорвать на ком-то нервы... В общем, пришлось потратить некоторое время на то, чтобы объяснить, почему я не могу биться в истерике, когда у меня на руках лежит только что успокоившийся ребенок. Это не сработало. Зато сработал старый добрый язык межчеловеческого общения: я тихим и угрожающим голосом обматерила эту упорную работницу медслужбы... И через десять минут "скорая" приехала.

Врач вошел, посмотрел на всю нашу окровавленную компанию усталым взглядом и сказал: "Мама, он у вас засыпает. Все нормально. Завтра спокойно сходите к детскому стоматологу. Если ночью будет остановка дыхания - звоните!".

Думаю, вы поняли, что муж и я эту ночь спали неспокойно. А точнее не спали совсем.

К содержанию

Почему так происходит?

Почему многие врачи ведут себя так равнодушно? Как будто перед ними не страдающий ребенок и испуганная мать, а какая-то бесполезная картонная коробка, которая сгниет - никто и не заметит?

Дело в том, что эта "непробиваемость" - следствие того, что врачей в России не учат навыкам конструктивного общения и не заботятся об их психологическом состоянии. Посмотрите американский сериал "Скорая помощь". Там все врачи специально обучены техниками общения с пациентами и родственниками. Конечно, больные вызывают в их душах эмоциональный отклик, но не настолько сильный, чтобы выжечь душу.

А что происходит у нас? Психология преподается в мединститутах чисто теоретическая, для галочки. Разумеется, студенты ее проходят, но... "мимо". И на работу студент попадает психологически беззащитным.

Молодой специалист поначалу принимает близко к сердцу страдания каждого пациента. Добавьте сюда и то, что многие врачи учат своих начинающих коллег "подключаться" к больному. "Представь, что это твой брат (мама, отец, сестра и т.п.). Смог бы также неосторожно обработать ему рану (сделать укол, наложить шину и т.п.)?".

В результате врач сливается с пациентом и чувствует его боль как свою. Но ведь выдержать такое невозможно. Рано или поздно срабатывает защитная реакция организма - его нервная система "выгорает". Медик становится равнодушным к страданиям пациентов и реагирует с раздражением на те ситуации, в которых от него ждут живого чувства. Врач не знает, как сочувствовать, не разрушая при этом себя, - в этом по больше части лежат причины врачебной агрессии.

Есть и еще одна причина, по которой даже молодые врачи бывают чудовищно равнодушны. Дело в том, что свой профессиональный путь они начинают в сложившемся коллективе, где большая часть специалистов - уже "сгоревшие". И начинающие доктора в процессе работы усваивают этот стиль общения с пациентами как норму.

К содержанию

Всеобщая мобилизация

На следующий день мы пошли в районную стоматологическую поликлинику. Там нам удалили болтающийся зуб и похвалили за то, что я догадалась вправить шатающийся на место. Оказывается, молочные зубы, в отличие от коренных, могут прижиться, если восстановится кровеносный сосудик, этот зуб питающий. Видимо, чтобы поддержать меня, врачи стали рассказывать о том, с какими ужасами им приходится сталкиваться: откушенные языки, травмы зачатков коренных зубов, переломанные кости черепа...

Почему-то меня не согрела мысль о том, что моему сыну по сравнению с другими страдальцами очень повезло. Честно говоря, эти жуткие образы даже преследовали меня какое-то время и казалось, что все это может произойти и с нами.

Подруга, узнав о нашем несчастье, устроила нам по блату консультацию в очень известном ортодонтологическом центре.

"Мамочка, вы знаете, что все травмы детей лежат на совести родителей?" - с этих слов началась престижная консультация. Продолжилась она в том же духе. На грамм полезной информации о том, что надо сделать, чтобы избежать проблем с коренными зубами, нам выдавали полкило критики, нравоучений и праведного гнева. У меня сложилось ощущение, что я посетила не стоматолога, а работника социальной службы.

К содержанию

Почему так происходит?

Не нужно забывать о том, что перед врачом стоит задача не только наложить повязку или выписать лекарства, но и мотивировать родителей на лечение ребенка. Проще говоря, врач должен убедить маму выполнять все нужные рекомендации и не допускать такой беды впредь.

Делать это можно по-разному. В идеале, врач должен быть немного психологом и убеждать человека мягкими, конструктивными методами. Постоянные читатели "НМ" наверняка уже знакомы с плюсами так называемой положительной мотивации. Это достаточно сложно и требует много сил, высокого профессионализма и индивидуального подхода. Поэтому большая часть врачей использует универсальные, грубые методы - они мобилизуют родителей, воздействуя на их чувства страха и вины.

Страх за ребенка естественен для любой матери, а для той, чей малыш только что перенес травму или болезнь, - особенно. Страх парализует логику, перекрывает любые другие чувства - и мать готова исполнять все, что требует врач. Управлять матерью, "используя" ее страх, несложно.

Это удобно врачу - никакой канители, лишних слов и сил - но может быть опасно для матери и ребенка. У родителей может выработаться фобия - неоправданная неконтролируемая боязнь чего-либо. Например, ребенку, упавшему с качелей, запретят к ним приближаться вообще, а если он ослушается, у матери может начаться истерика, резко ухудшится самочувствие и т.п.

Чувство вины также деструктивно. Конечно, родитель может повысить бдительность, начать более пристально следить за ребенком. Но все это будет проходить на фоне тяжелейшего нервного напряжения. Поэтому если оценивать перемены, происходящие с мамой при появлении чувства вины, то по какому-то показателю они улучшатся (например, мама спрячем все опасные предметы в доме), но по сумме показателей поведение мамы будет более опасным, прежде всего из-за нарастающего чувства тревожности и неуверенности.

Так что старайтесь не пускать внутрь себя те негативные "психологические крючки", на которые вас пытаются поддеть медики. Нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться к специалисту-психологу, который избавил бы вас и вашего ребенка от последствий травматического шока.

К содержанию

А как правильно?

При первой же возможности я отвезла сына к нашему любимому врачу, которая наблюдает нас с роддомовских времен. Конечно, она не стоматолог и не ортодонт. Но после общения с ней у меня стало легко на душе.

Что же она такого сказала? В общем, ничего особенного. Что мы с сыном - очень хорошие. Что мы все правильно сделали. Что в этих обстоятельствах мы просто молодцы (куча аргументов-комплиментов моему маленькому мужчине и самой замечательной маме, то есть мне).

После этого разговора я не стала более легкомысленно относиться к буфетам и стоящим на них будильникам. Но у меня появились силы, я без истерик следила за сыном и месяц (!) не давала ему брать твердое в рот. И наш шатающийся зубик прижился!

Есть у нас еще много маленьких побед. А главное - эта травма не сломала ни меня ни сына. Мы просто стали чуточку мудрей.

К содержанию

Как вести себя в сложных ситуациях

Помните, что ни жесткость, ни жестокость не является необходимым атрибутом врачебной помощи. Вы вовсе не обязаны разделять с врачом ношу его психологической безграмотности.

Постарайтесь разделить важную информацию, получать которую иногда приходится с боем, и эмоции, с помощью которых врач может манипулировать вами. Отстраняйтесь от навязываемых вам страха и тревоги - иначе вы рискуете "заразить" негативными эмоциями малыша. А это недопустимо, поскольку ребенку еще больше, чем взрослому, необходимы положительный настрой и твердая уверенность в том, что он выздоравливает.

Безусловно, травма ребенка ни для одной матери не проходит бесследно. Нет ничего зазорного в том, чтобы обратиться к специалисту-психологу, который избавил бы вас и вашего ребенка от последствий травматического шока.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Елену Михайловну Уколову, доцента кафедры педагогики и психологии Московского государственного медико-стоматологического университета, заместителя декана факультета повышения квалификации преподавателей

Анна Бабина

Статья из июльского номера журнала.